[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Ложная Слепота. Питер Уоттс
(3)       Используют 10 человек

Комментарии

Ни одного комментария.
Написать тут
Описание:
научно-фантастический роман Питера Уоттса, опубликованный в 2006 году. Номинировался на Хьюго 2007. Номинировался на премию Джона Кемпбелла. В России издан в 2009 году издательством «АСТ».
Автор:
HUMAN
Создан:
17 марта 2015 в 20:16 (текущая версия от 20 января 2016 в 13:49)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
1321 отрывок, 596032 символа
1 Пролог
Попробуй коснуться прошлого.
Попробуй бороться с прошлым. Его нет.
Оно — просто фантазия.
Тед Банди
Все началось раньше. Не с болтунов или «Роршаха», не с Большого Бена, «Тезея» или вампиров. Большинство сказало бы, что началось все со светлячков, но и это неправда. Ими все закончилось.
Для меня все началось с Роберта Паглиньо.
В школе он был моим лучшим и единственным другом. Нас, собратьев-изгоев, связывали сходные несчастья.
2 Но если мое состояние оказалось приобретенным, то его — наследственным: естественный генотип наградил Пага близорукостью, прыщами и (как выяснилось позднее) склонностью к наркомании. Родители не стали его оптимизировать. Редкие обломки XX века, сохранившие веру в Бога, они полагали, что не стоит исправлять плоды трудов Его, и хотя ввести в норму можно было нас обоих, случилось это лишь со мной.
Я вышел на детскую площадку и увидел, что Пага окружило около полудюжины пацанов.
3 Те, кому повезло прорваться в первый ряд, методично били его по голове, остальные в ожидании своей очереди поносили «попкой» и «убогим дебилом». Я наблюдал, как он, почти неуверенно, поднимал руки, стараясь заслониться от самых болезненных ударов. Видел, что творится у него в голове, ощущал его мысли ясней, чем собственные чувства: он боялся, что его мучители могут подумать, будто их жертва пробует отбиваться, усмотрят в этом акт сопротивления и возьмутся за него всерьез.
4 Даже тогда — в нежном возрасте восьми лет — управляясь лишь половиной головного мозга, я проявлял задатки идеального наблюдателя.
Вот только не понимал, что надо делать.
В последнее время я редко виделся с Пагом. Я почти уверен, что он меня избегал. Но все же, если твой лучший друг в беде, ему надо помочь, так? Даже когда все шансы против тебя (кстати, много ли восьмилетних мальчишек ради приятеля по играм сцепятся с шестью здоровыми парнями?), надо хоть на помощь позвать.
5 На стрёме постоять. Ну что-нибудь.
Я застыл на месте. Мне не очень-то и хотелось его выручать.
Нелепо. Даже если бы Паг не был моим лучшим другом, я мог бы ему посочувствовать. Мои припадки распугивали детей, держали их на расстоянии даже в минуты моего бессилия от открытого насилия я страдал меньше Роберта, но тоже натерпелся насмешек, оскорблений и подножек, которые ни с того ни с сего прерывают твой путь из точки А в точку Б.
6 Мне были знакомы его чувства...
Прежде.
Но эту часть меня вырезал хирург вместе с глючными цепями. Я все еще прорабатывал алгоритмы, чтобы вернуть ее, все ещё учился на новом опыте. Стадные животные всегда убивают слабаков в своих рядах. Это знает каждый ребенок, инстинктивно. Может, мне следовало позволить этому процессу пойти естественным путем и не мешать природе. Хотя, с другой стороны, родители Пага не стали перечить естеству — и вот что из этого получилось: их сын лежит, свернувшись клубком, на земле, а шестеро правленых суперпацанов бьют его по почкам.
7 В конце концов, там, где потерпело поражение сочувствие, сработала пропаганда. В те дни я скорее наблюдал, чем думай, не столько делал выводы, сколько вспоминал — а мой мозг сохранил множество вдохновляющих баек, восхвалявших заступников всех униженных.
Поэтому я подобрал булыжник размером со свой кулак и треснул двух Патовых обидчиков по затылкам прежде, чем кто-то из них понял, что я вступил в бой.
8 Третий обернулся на шум — и нарвался на удар такой силы, что его скуловая кость явственно хрустнула. Помню, меня удивило, насколько равнодушно я отнесся к этому звуку, просто отметил, что у меня стало одним противником меньше.
Остальные при виде крови перепугались. Самый храбрый, правда, пообещал, что мне хана, пятясь, крикнул: «Сраный зомбак!» — и скрылся за углом.
Прошло тридцать лет, прежде чем я разглядел в этих словах иронию судьбы.
9 Двое парней извивались у меня под ногами. Я пинал одного в лицо, покуда тот не перестал шевелиться, и повернулся к другому. Кто-то схватил меня за плечо, и я замахнулся — не глядя, не думая, — пока Паг с визгом не отскочил в сторону.
— Ой, — выговорил я. — Извини.
Одно тело лежало без движения. Второе стонало, держалось за голову и завязывалось узлом.
— Ой, блин, — пропыхтел Паг. Из носа у него хлестала кровь, заливала рубашку.
10 На скуле наливался лилово-желтый синяк. — Ой, блин-блин-блин...
Я сообразил, что можно сказать.
— Ты в порядке?
— Ой, блин, ты... то есть ты же не... — Он утер рот. На запястье тоже осталась кровь. — Ой, ну все, нам конец.
— Они сами начали.
— Да, Но ты... блин, да ты посмотри на них!
То, что постанывало, пыталось уползти на карачках. Я попытался прикинуть, много ли времени у него уйдет, чтобы вернуться с подкреплением.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена