[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Витки
(2)       Используют 13 человек

Комментарии

202 26 июня 2010
Написать тут
Описание:
Р.Желязны, Ф.Саберхаген
Автор:
202
Создан:
26 июня 2010 в 01:00 (текущая версия от 3 июля 2010 в 13:44)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
695 отрывков, 313944 символа
1 Кликлик. Кликлик. Два градуса право руля. Клик. Клик.
...И сквозь призрачную полудрему слова загоняют на стапели тысячи судов, сжигают мои уходящие за облака башни. Бежит сладкий сон... Все, его нет. Что же...
– Ты странный человек, Доналд Белпатри, – звучали слова. – И многое пережил.
Я не поворачивал головы. Я притворялся спящим, пытаясь разобраться в своих чувствах. Только что мир вновь куда-то ускользнул...
2 Или дело во мне? Нет, все на месте: вот палуба моего плавучего дома «Хэш-клэш», плетущегося со скоростью, наверное, километр в час по заросшему мангровыми деревьями каналу, что змеится вдоль Лонг-Ки, где-то между Майами и Ки-Уэст. Тепло, прохлада, свет, тень. Щелк-щелк.
Мы шли на новом автопилоте модели «Рэйдиоу шэк».
Тот сравнивал информацию от недавно установленных государственных навигационных маяков с заложенной картой и приправлял смесь щепоткой радарных сигналов – амулетом от столкновений.
3 Канал местами так сужался, что двум катерам уже не разойтись, – а значит, здесь было достаточно тенисто, чтобы сделать летнюю жару сносной. Более того, очень приятной. А в сущности, на остальное мне плевать. Однако...
Я не повернул к Коре головы, лишь хмыкнул. Я должен был сделать по крайней мере это, потому что по ее тону понял – она знает, что я не сплю.
Но такого ответа оказалось недостаточно. Она молча ждала продолжения.
4 – Трюизм, – наконец произнес я. – Назови трех людей, которые ничего не пережили. Назови хоть одного.
– Хорошо образован, – размышляла вслух Кора, будто наговаривала в диктофон. – Довольно умен. Возраст... сколько? Двадцать семь?
– Около того.
– Сложение: крупное. Хотя тело еще не деформированно чрезмерным пристрастием к итальянской кухне. – За две недели, прошедшие с момента нашей встречи, мы привыкли подшучивать над общей склонностью к макаронным изделиям.
5 Сейчас это позволяло ей вести допрос в шаловливой манере. – Материально, очевидно, обеспечен. Цели в жизни...
Кора выжидательно замолчала.
– Приятное времяпрепровождение, – подсказал я, все еще не поворачивая головы.
С закрытыми глазами легко представить себе, как урчание двигателя сливается с рокотом проходящих через микрокомпьютер битов информации. Я все еще не доверял по-настоящему этой проклятой штуковине – иначе, оставив его у кормила, позволил бы дремоте перейти в глубокий спокойный сон.
6 И избежал бы неприятного вопроса... Точнее, отсрочил бы его. Рано или поздно мне все равно было бы не отвертеться. Кора подбиралась к этому уже несколько дней.
– Каковое ты возвел в ранг искусства, – продолжила она. – Глаза голубые. Волосы темные, вьющиеся. Черты лица строгие, пристрастный человек мог бы даже сказать красивые. Видимых...
Да, практические невидимые. При нормальных обстоятельствах. Именно поэтому ее голос затих.
7 Шрамы были хорошо укрыты теми самыми «темными, вьющимися». Кора обнаружила их неделю назад, когда моя голова лежала у нее на коленях, и, естественно, заинтересовалась. Внезапно мне почудилось, что этим вопросом она пилит меня постоянно, и чертовски захотелось, чтобы меня оставили в покое.
Я знал, что если прямо попросить ее отвязаться, она отвяжется. Но, разумеется, после этого я больше ее никогда не увижу.
8 А я стал замечать, что очень хочу и впредь ее видеть.
Похоже, Кору тянуло ко мне сильнее, чем требовалось условиями «летнего романа», и я...
Я повернул голову, положив ее на сложенные руки, и посмотрел на Кору. Она тоже была высокой, футов шести ростом. Сейчас ее изящное тело вытянулось на расстеленном на палубе пляжном полотенце. Она сняла лифчик купальника, но держала его под рукой – на непредвиденный случай.
9 На случай серьезной ссоры со мной, к примеру.
В сущности, осмотрительная молодая женщина, какой и надлежит быть школьной учительнице. В сущности, красивая. Лицо не голливудское, нет-нет. Темные волосы, остриженные короче, чем диктовалось нынешней модой, потому что, по ее словам, за такими легче ухаживать, а у нее в жизни есть вещи поважнее прически... Но самое главное, я очень не хотел ее терять.
– Нет видимых причин для существования?
10 – наконец предположил я. Беззаботным тоном, конечно.
Кора чуть повернулась, чтобы посмотреть мне в глаза.
– Расскажи о своем детстве, – сказала она. – Судя по твоему говору, оно прошло где-то на Среднем Западе.
Тема менее опасная на первый взгляд. Опасная? Неужели я в самом деле так подумал? Да. На какое-то неприятное мгновение показалось, что меня прижали рогатиной и тщательно рассматривают. Кое-где болело.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена