X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
7 юмористических рассказов
(15)       Используют 37 человек

Комментарии

1АФИНА1 28 августа 2018
Угорала от души! Очень хорошая книга! С удовольствием прочитала до конца, даже опечалилась, что такая маленькая книга
СереНат 17 июля 2018
Интересная книга. Особенно понравились первый, пятый и шестой рассказы. Седьмой - актуален и в наше время) "Женихи" - смех и слезы, очень даже в стиле Одессы)
Написать тут
Описание:
Рассказы Чехова, Дорошевича, Куприна, Черного, О. Генри, Джерома, Аверченко
Автор:
Сударушка
Создан:
4 декабря 2017 в 13:39 (текущая версия от 4 июля 2018 в 19:50)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Информация:
Содержание:
Антон Чехов «Лошадиная фамилия» – отрывок № 1
Влас Дорошевич «Женихи (Одесская трагедия)» – отрывок № 15
Александр Куприн «Белая акация» – отрывок № 40
Саша Черный «Колбасный оккультизм (Рассказ делового человека)» – отрывок № 60
О. Генри «Тысяча долларов» – отрывок № 90
Джером К. Джером «Как зародился журнал Питера Хоупа» – отрывок № 123
Аркадий Аверченко «Рыцарь индустрии» – отрывок № 217

Примечание
скрытый текст…
Содержание:
232 отрывка, 103919 символов
1 Антон Чехов
Лошадиная фамилия
У отставного генерал-майора Булдеева разболелись зубы. Он полоскал рот водкой, коньяком, прикладывал к больному зубу табачную копоть, опий, скипидар, керосин, мазал щеку йодом, в ушах у него была вата, смоченная в спирту, но все это или не помогало, или вызывало тошноту. Приезжал доктор. Он поковырял в зубе, прописал хину, но и это не помогло. На предложение вырвать больной зуб генерал ответил отказом.
2 Все домашние – жена, дети, прислуга, даже поваренок Петька предлагали каждый свое средство. Между прочим, и приказчик Булдеева Иван Евсеич пришел к нему и посоветовал полечиться заговором.
– Тут, в нашем уезде, ваше превосходительство, – сказал он, – лет десять назад служил акцизный Яков Васильич. Заговаривал зубы – первый сорт. Бывало, отвернется к окошку, пошепчет, поплюет – и как рукой! Сила ему такая дадена....
3 – Где же он теперь?
– А после того, как его из акцизных увольнили, в Саратове у тещи живет. Теперь только зубами и кормится. Ежели у которого человека заболит зуб, то и идут к нему, помогает... Тамошних, саратовских на дому у себя пользует, а ежели которые из других городов, то по телеграфу. Пошлите ему, ваше превосходительство, депешу, что так, мол, вот и так... у раба божьего Алексия зубы болят, прошу выпользовать. А деньги за лечение почтой пошлете.
4 – Ерунда! Шарлатанство!
– А вы попытайте, ваше превосходительство. До водки очень охотник, живет не с женой, а с немкой, ругатель, но, можно сказать, чудодейственный господин.
– Пошли, Алеша! – взмолилась генеральша. – Ты вот не веришь в заговоры, а я на себе испытала. Хотя ты и не веришь, но отчего не послать? Руки ведь не отвалятся от этого.
– Ну, ладно, – согласился Булдеев.
5 – Тут не только что к акцизному, но и к черту депешу пошлешь... Ох! Мочи нет! Ну, где твой акцизный живет? Как к нему писать?
Генерал сел за стол и взял перо в руки.
– Его в Саратове каждая собака знает, – сказал приказчик. – Извольте писать, ваше превосходительство, в город Саратов, стало быть... Его благородию господину Якову Васильичу... Васильичу...
– Ну?
– Васильичу... Якову Васильичу... а по фамилии....
6 А фамилию вот и забыл!.. Васильичу... Черт... Как же его фамилия? Давеча, как сюда шел, помнил... Позвольте-с...
Иван Евсеич поднял глаза к потолку и зашевелил губами. Булдеев и генеральша ожидали нетерпеливо.
– Ну что же? Скорей думай!
– Сейчас... Васильичу... Якову Васильичу... Забыл! Такая еще простая фамилия... словно как бы лошадиная... Кобылин? Нет, не Кобылин. Постойте... Жеребцов нешто? Нет, и не Жеребцов. Помню, фамилия лошадиная, а какая – из головы вышибло....
7 – Жеребятников?
– Никак нет. Постойте... Кобылицин... Кобылятников... Кобелев...
– Это уже собачья, а не лошадиная. Жеребчиков?
– Нет, и не Жеребчиков... Лошадинин... Лошаков... Жеребкин... Всё не то!
– Ну, так как же я буду ему писать? Ты подумай!
– Сейчас. Лошадкин... Кобылкин... Коренной...
– Коренников? – спросила генеральша.
– Никак нет. Пристяжкин... Нет, не то! Забыл!.
8 – Так зачем же, черт тебя возьми, с советами лезешь, ежели забыл? – рассердился генерал. – Ступай отсюда вон!
Иван Евсеич медленно вышел, а генерал схватил себя за щеку и заходил по комнатам.
– Ой, батюшки! – вопил он. – Ой, матушки! Ох, света белого не вижу!
Приказчик вышел в сад и, подняв к небу глаза, стал припоминать фамилию акцизного:
– Жеребчиков... Жеребковский... Жеребенко... Нет, не то! Лошадинский... Лошадевич... Жеребкович... Кобылянский...
Немного погодя его позвали к господам.
9 – Вспомнил? – спросил генерал.
– Никак нет, ваше превосходительство.
– Может быть, Конявский? Лошадников? Нет?
И в доме, все наперерыв, стали изобретать фамилии. Перебрали все возрасты, полы и породы лошадей, вспомнили гриву, копыта, сбрую... В доме, в саду, в людской и кухне люди ходили из угла в угол и, почесывая лбы, искали фамилию... Приказчика то и дело требовали в дом.
10 – Табунов? – спрашивали у него. – Копытин? Жеребовский?
– Никак нет, – отвечал Иван Евсеич и, подняв вверх глаза, продолжал думать вслух. – Коненко... Конченко... Жеребеев... Кобылеев...
– Папа! – кричали из детской. – Тройкин! Уздечкин!
Взбудоражилась вся усадьба. Нетерпеливый, замученный генерал пообещал дать пять рублей тому, кто вспомнит настоящую фамилию, и за Иваном Евсеичем стали ходить целыми толпами....
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена