X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
35 кило надежды. КВ-2018
(34)       Используют 104 человека

Комментарии

Ни одного комментария.
Написать тут
Описание:
Современная женская проза в рассказах от зарубежных и отечественных писательниц
Автор:
Сударушка
Создан:
21 августа 2018 в 20:11 (текущая версия от 19 октября 2018 в 11:37)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Информация:
Книга из Библиотеки Книжного вызова 2018.



Содержание
скрытый текст…

Примечания
скрытый текст…
Содержание:
686 отрывков, 311529 символов
1 Урсула Ле Гуин
Вещи
На морском берегу стоял он, глядя поверх длинных пенистых валов вдаль, туда, где можно было увидеть или, вернее, угадать высящиеся в туманной дымке Острова. Там, говорил он морю, там находится мое королевство. Море в ответ говорило ему то, что говорит оно каждому. Когда вечер надвинулся из-за его спины на водные просторы, пенные валы побледнели, а ветер притих, далеко на западе зажглась звезда. Возможно это было светом маяка, а возможно – всего лишь его желанием такой свет увидеть.
2 На горбатые улочки города он ступил уже в час поздних сумерек. Лавки и домишки соседей выглядели пустыми. Их уже вымыли и очистили, а все содержимое вынесли прочь в ожидании конца. Люди, скорее всего, были на Оплакивании в Зале Высот или же внизу, на полях вместе с Гневными. А Лиф не мог у себя все очистить и вынести – его товар был слишком тяжел, да и огонь его не брал. С товаром Лифа могут справиться лишь столетия. Эти вещи, где бы их ни сложить, где бы ни обронить, куда бы ни выбросить, обязательно обретут видимость того, что некогда было или и сейчас является, а может, и будет городом.
3 Потому он и не пытается от них избавиться. Его двор по-прежнему был забит штабелями кирпичей, тысячами и тысячами кирпичей, которые он сам изготовил. Печь для обжига стояла холодная, но в полной готовности. Бочонки с глиной и сухой известью, лотки, тачки и мастерки – все атрибуты его ремесла были на месте. На днях писец из Переулка Ростовщиков спросил его с усмешкой:
– Что, старина, собираешься построить кирпичную стену и отсидеться за ней, когда придет конец?.
4 Другой сосед, проходя мимо по пути в Зал Высот, пристально поглядел на все эти штабеля, горки и груды идеально ровного и прекрасно обожженного кирпича мягкого красновато-золотистого цвета, залитые золотом послеполуденного солнца, и глубоко вздохнул, как бы ощущая всю их тяжесть у себя на сердце:
– Вещи! Вещи! Освободись от вещей, Лиф, освободись от тяжести, которая тянет тебя вниз! Иди с нами, мы вознесемся над погибающим миром!
Лиф взял кирпич из беспорядочной груды, аккуратно уложил его на верхушку штабеля и смущенно улыбнулся.
5 Когда все соседи прошли мимо, он не пошел ни в Зал, ни за город, чтобы помочь уничтожить поля и перебить скотину. Вместо этого он отправился на берег, к самому краю погибающего мира, дальше была только вода. И сейчас, возвратясь в свой двор, в свою кирпичную мастерскую, с запахом соли на одежде и с лицом, раскрасневшимся от морского ветра, он не ощущал ни глумливого и разрушительного отчаяния Гневных, ни хныкающего отчаяния Сообщающихся С Высотами, а только опустошенность и голод.
6 Он был невысоким, крепким человеком, и ветер с моря на краю мира дул на него весь вечер, но так и не сдвинул с места.
– Эй, Лиф! – сказала вдова из Переулка Ткачей, переходившая улицу несколькими домами ниже. – Я видела, как ты шел по улице, а после заката ни единой души, и темно очень и тихо, как в... – Она не сказала, с чем хотела сравнить темноту и тишину, опустившиеся на город, а продолжала: – Ты хоть поужинал?.
7 Я как раз доставала жаркое из печки, а ни малыш, ни я не сможем все это съесть до того, как наступит конец, это точно, и жалко же – такое мясо пропадает.
– Что ж, большое спасибо, – говорит Лиф, снова натягивая плащ, и они двинулись по Улице Каменщиков к Улице Ткачей, и в темноте морской ветер буйствовал на безлюдных мостовых.
В доме вдовы были зажжены все лампы, и Лиф играл с ее малышом – последним родившимся в городе ребенком.
8 Он был маленький и пухлый и как раз учился держаться на ногах. Лиф ставил его, а потом отпускал, и малыш смеялся и падал, а вдова расставляла тарелки с горячим мясом и хлебом на столе, покрытом плотной плетеной скатертью. Они принялись за еду, даже ребенок, трудившийся всеми четырьмя зубами над ломтем черствого хлеба.
– А почему ты не на Холме или не в поле? – спросил Лиф, и вдова ответила исчерпывающим, с ее точки зрения, образом:
– О, но у меня ведь ребенок.
9 Лиф оглядел маленький дом, который ее муж, бывший в свое время укладчиком кирпичей у Лифа, построил собственными руками.
– Хорошо, – сказал Лиф. – Давно я не ел мяса.
– Я знаю, я знаю! Домов ведь никто больше не строит.
– Да, никто, – сказал он. – Ни оград, ни курятников, кирпичи не берут даже для ремонта. Но твое полотно все еще нужно людям?
– Да, некоторые хотят встретить конец в новой одежде. Это мясо я купила у Гневных, вырезавших все стадо нашего Сеньора, а заплатила деньгами, вырученными за кусок прекрасного полотна, которое я выткала для платья его дочери.
10 Она хочет быть в этом платье, когда наступит конец! – Вдова слегка хмыкнула насмешливо, но и сочувственно, и продолжала: – Но сейчас уже не осталось льна и почти нет шерсти. Нечего ткать, нечего прясть. Поля сожжены, а стада уничтожены.
– Да, – сказал Лиф, поедая доброе, поджаренное мясо. – Плохие времена, очень плохие времена.
– И где теперь, – продолжала вдова, – брать хлеб, если все поля сожжены? И воду? Ведь они отравили все колодцы!.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена