[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Страхи Академии
(0)       Используют 10 человек

Комментарии

Ни одного комментария.
Написать тут
Описание:
Айзек Азимов Цикл о роботах и об Основании. Книга 15. Страхи Академии
Автор:
Toshus
Создан:
до 15 июня 2009 (текущая версия от 21 апреля 2011 в 09:57)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
2362 отрывка, 1071454 символа
1 Страхи академии
(Основание-8)
Грегу Биру и Дэвиду Брину, товарищам по путешествиям в неведомых морях
ВСТРЕЧА
Р. Дэниел Оливо был совсем не похож на Ито Димерцела. Эту роль он уже давно отыграл.
Дорс Венабили и не ожидала иного, и все равно ей было немного не по себе. Она знала, что за прошедшие тысячелетия он множество раз менял и кожу, и облик, и всю внешнюю оболочку целиком.
Дорс внимательно разглядывала его, стоя в тесной захламленной каморке, в двух секторах от Университета.
2 Чтобы добраться сюда, ей пришлось прибегнуть к длинному запутанному, сложному маршруту, а само место встречи было надежно защищено самыми современными охранными приспособлениями. Роботы сейчас вне закона. И уже не одно тысячелетие им приходилось скрываться, держаться в тени из-за этого табу. Оливо был наставником и опекуном Дорс, но даже с ним она виделась очень и очень редко.
Дорс — робот в облике человека — ощущала почти священный трепет, глядя на стоящее перед ней ужасно древнее, наполовину металлическое создание.
3 Ее наставнику было уже около двадцати тысяч лет. И хотя он мог, конечно же, выглядеть, как человек, ему никогда по-настоящему не хотелось стать человеком. Он был неизмеримо выше этого, по крайней мере, сейчас.
И хотя Дорс уже давно благополучно изображала из себя человека, сейчас ее пробирала нервная дрожь от одного напоминания о том, что она есть на самом деле.
— Последнее время Гэри уделяют слишком много внимания...
4 — Согласен. Ты боишься, что тебя вычислят?
— Современные системы детекторов такие чувствительные! Он кивнул:
— Твои страхи оправданны.
— Мне нужна помощь, чтобы защищать Гэри.
— Если рядом с ним будет еще кто-нибудь из нас, это только увеличит опасность.
— Да, я, конечно, понимаю, но все же...
Оливо подошел поближе и положил руку ей на плечо. Дорс смахнула с ресниц слезы и посмотрела в лицо своему наставнику.
5 Он давным-давно в совершенстве отработал такие незначительные мелочи, как, например, плавное движение адамова яблока при глотании. Но сегодня наставник не утруждал себя лишними внешними эффектами и избегал любых ненужных движений. Редкая возможность хоть ненадолго избавиться от мелких, но досадных элементов маскировки явно доставляла ему удовольствие.
— Я все время боюсь, — призналась Дорс.
— Так и должно быть.
6 Ему все время угрожает опасность. Но ты создана так, чтобы лучше всего действовать именно в особо опасных условиях.
— Да, я, конечно, знаю свои технические характеристики, и все же... Возьмем хотя бы твое последнее продвижение — из-за которого Гэри попал в высшие круги имперской политики. Согласись, моя задача из-за этого усложнилась неизмеримо.
— Так необходимо.
— Но это может отвлечь его от главной работы, от психоистории.
7 Оливо медленно покачал головой:
— Сомневаюсь. Гэри относится ко вполне определенному типу людей — он очень обязательный. Однажды он заметил: «Гений делает то, что должен делать, а человек талантливый — то, что может». Кстати, себя самого он считает просто талантливым человеком.
Дорс грустно улыбнулась.
— Но ведь на самом деле он — гений.
— И, как все гении, Гэри уникален и неповторим. Среди людей встречаются редкие исключения из общей массы ничем не примечательных личностей.
8 Такие люди появляются согласно закону эволюции, и именно они — основа самой эволюции, хотя сами они, как правило, этого не сознают.
— А мы?
— Законы эволюции не властны над теми, кто живет вечно. Во всяком случае, если они и оказывают на нас какое-то влияние, изменения еще не успели проявиться: слишком мало времени прошло. Зато мы можем изменять себя сами — и постоянно это делаем.
— И еще — люди жестоки.
9 — Нас мало, а их — много. И в каждом из них живут глубинные животные инстинкты, которых нам никогда не постичь, как бы мы ни старались.
— В первую очередь меня заботит Гэри.
— А Империя — где-то на втором плане? — с едва заметной улыбкой уточнил Оливо. — Моя же забота — только Империя, до тех пор пока она охраняет и защищает человечество.
— От кого?
— От самого человечества. Не забывай, Дорс, сейчас — Переломная Эра, наступление которой мы предвидели давным-давно.
10 Я бы сказал, это самый критический период всей истории.
— Термины мне известны, но в чем их смысл? Разве у нас есть теория истории?
В первый раз на лице Дэниела Оливо появилось хоть какое-то выражение — выражение печали и сожаления.
— Мы не можем разработать адекватную теорию истории человечества. Для этого нужно гораздо лучше понимать людей.
— Но хоть что-то у нас есть?..
— Несколько иной подход к изучению и оценке человечества: прежняя точка зрения безнадежно устарела и больше ни на что не годна.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена