[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
ПМ 34 Бац!
(1)       Используют 9 человек

Комментарии

Ни одного комментария.
Написать тут
Описание:
Терри Пратчетт. Серия "Плоский Мир". Книга 34 Шмяк! (Бум)
Автор:
BookTrust
Создан:
27 октября 2011 в 11:52 (текущая версия от 17 мая 2015 в 16:48)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
1401 отрывок, 626076 символов
1 Терри Пратчетт
Плоский мир – 34
БАЦ!
«Первое, что сотворил Так, написал он себя.
Второе, что сотворил Так, написал он Законы.
Третье, что сотворил Так, написал он Мир.
Четвёртое, что сотворил Так, написал он пещеру.
Пятое, что сотворил Так, написал он жеод, каменное яйцо.
И в сумерках пещеры яйцо проклюнулось, и родились Братья.
Первый Брат пошёл на свет и стоял под открытым небом.
Так он стал слишком рослым. Это был первый Человек. Он не нашёл Законов и стал просветлевшим.
Второй Брат пошёл в темноту и стоял под каменными сводами. Так он достиг правильных размеров. Это был первый Гном. Он нашёл Законы, что начертал Так, и стал протемневшим.
2 Но в разбитом каменном яйце ещё оставалась частичка живого духа Така и она стала первым троллем, который явился в мир незваным и непрошеным, без души и целей, без познания и понимания. Убоявшись и света и тьмы, ковыляет он вечно в сумерках, ничего не знающий, ничему не научившийся, ничего не создавший, ничем не являющийся...»
– из «Гд Так Гар» («То, что начертано Таком»), пер. Проф. В. В. В. Дикокровный, издательство Пресс Незримый университет, Анк-Морпорк.
3 В оригинале последний параграф процитированного текста выглядит добавленным значительно позже.
«Тот, кого горы не сокрушат
Тот, кого солнце не остановит
Тот, кого молот не разобьёт
Тот, кого пламя не устрашит
Тот, кто вознёс голову выше сердца своего – Он есть Алмаз»*.
(* Перевод троллийских пиктограмм, вырезанных на базальтовой плите, найденной в глубочайшей анк-морпорской паточной шахте. Возраст надписи – 500 тысяч лет, был установлен свино-паточным методом.).
4 * * *
Бац...
...с этим звуком тяжёлая дубинка соприкоснулась с чьей-то головой. Тело дёрнулось и завалилось назад. Дело было сделано, никем не услышанное, не увиденное: идеальный конец, идеальное решение, идеальная история. Но, как говорят гномы, за любой бедой стоит тролль.
Так что тролль стоял... И видел.
* * *
Начало дня было замечательным. Он знал, что очень скоро всё станет по-другому, но хотя бы в течение этих нескольких минут можно было делать вид, что этого не произойдёт.
5 Сэм Ваймс брился сам. Это был его ежедневный бунт, подтверждение того, что он оставался... скажем... просто Сэмом Ваймсом.
По правде сказать, он брился в огромном особняке, в то время как его дворецкий зачитывал выдержки из Таймс, но это была всего лишь... обстановка. Из зеркала на него по-прежнему глядел Сэм Ваймс. Плох же будет тот день, когда он увидит в зеркале Герцога Анк-Морпоркского. «Герцог» – это всего лишь название должности, ничего больше.
6 – Большинство новостей посвящено текущей... гномской ситуации, сэр, – произнёс Вилликинс, в то время как Ваймс преодолевал сложную область под носом. Он до сих пор брился прадедушкиной бритвой, которой можно было перерезать глотку. Это была ещё одна зацепка за действительность. Кроме того, в те времена сталь была намного лучше. Сибилла, которая проявляла странный энтузиазм к современным приспособлениям, постоянно предлагала ему приобрести одну из тех новейших бритв с маленьким демоном внутри, который очень быстро стриг своими маленькими ножницами, но Ваймс продолжал упорствовать.
7 Если кто-либо и будет водить лезвием перед его лицом, то это будет он сам.
– Кумская долина, Кумская долина, – пробормотал он своему отражению, – что нового?
– Ничего существенного, сэр, – сказал Вилликинс, переворачивая первую страницу.
– Вот статья о том выступлении Скальта Мясодробилки. Пишут, что впоследствии происходили беспорядки. Несколько гномов и троллей получили ранения. Общественные деятели призвали население к спокойствию.
8 Ваймс стряхнул немного пены с лезвия. – Ха! Бьюсь об заклад, они призвали. Скажи, Вилликинс, когда ты был мальчишкой, много приходилось драться? Состоял в какой-нибудь уличной банде или вроде того?
– Я имел честь принадлежать к Грубым Парням с Поддельно-Самогонной улицы, сэр, – ответил дворецкий.
– Правда? – сказал Ваймс, по-настоящему впечатлённый, – они были довольно крепкие орешки, как мне помнится.
9 – Благодарю вас, сэр, – спокойно ответил Вилликинс. – Я горжусь, тем, что всегда давал больше сдачи, чем получал, при обсуждении спорных вопросов о территориях с парнями с Канатной улицы. Я помню, что их любимым оружием были портовые крюки.
– А вашим? – спросил Ваймс с искренним любопытством.
– Шляпы. С зашитыми в их поля заточенными пенни, сэр. Повседневная вещь, отлично помогающая справиться с неприятностями.
10 – Ничего себе, приятель! Да такой штукой можно и глаза лишить!
– Если постараться, сэр, – спокойно ответил Вилликинс, тщательно складывая полотенце.
И сейчас ты стоишь здесь в своих полосатых брюках и сюртуке дворецкого, лоснящийся как сало и жирный как кусок масла, подумал Ваймс, вычищая под ушами. А я – герцог. Как всё меняется в мире.
– Слышал ли ты когда-нибудь, как кто-нибудь говорил бы – «давайте устроим беспорядки?»
– Никогда, сэр.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена