[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Два капитана ч.2
(6)       Используют 6 человек

Комментарии

Ни одного комментария.
Написать тут
Описание:
Вениамин Александрович Каверин Два капитана Часть 2
Автор:
Бэтмен
Создан:
31 октября 2011 в 10:05 (текущая версия от 31 октября 2011 в 10:07)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
648 отрывков, 302225 символов
1 ГЛАВА 14. СВИДАНИЕ В СОБОРНОМ САДУ. «НЕ ВЕРЬ ЭТОМУ ЧЕЛОВЕКУ».
Мальчиком я тысячу раз бывал в Соборном саду, но тогда мне и в голову не приходило, что он такой красивый! Он расположен высоко на горе над слиянием двух рек, Песчинки и Тихой, и окружен крепостной стеной. Стена отлично сохранилась, но башни стали меньше с тех пор, как мы с Петькой встретились здесь в последний раз, чтобы дать друг другу «кровавую клятву дружбы».
2 Снегу было много, но все-таки я поднялся на первый скат у башни старца Мартына: нужно было посмотреть, что сталось с Ириновским лугом, с Никольской школой, с кожевенным заводом. Все оказалось на своем месте и везде снег и снег, до самого горизонта...
Наконец они пришли - Катя и Саня. Я видел, как Саня, похожая на бабушку в своем желтом меховом тулупе, повела вокруг рукой, как будто говоря: «Вот Соборный сад», - и сразу простилась и ушла, кивнув головой с таинственным выражением.
3 - Катя! - крикнул я.
Она вздрогнула, увидела меня и засмеялась...
С полчаса мы ругали друг друга: я ее - за то, что она не сообщила мне о своей поездке, она меня - за то, что я не дождался ее письма и приехал. Потом мы оба спохватились, что не рассказали друг другу самого важного. Оказывается, Николай Антоныч говорил с Катей. «Именем покойного брата» он запретил ей встречаться со мной. Он сказал длинную речь и заплакал.
4 - Ты можешь мне не поверить, Саня, - сказала Катя серьезно, - но я, честное слово, видела это своими глазами!
- Так, - сказал я и положил руку на грудь.
На груди, в боковом кармашке, завернутое в компрессную бумагу, которую я выпросил у тети Даши, лежало письмо капитана Татаринова.
- Послушай, Катя, - сказал я решительно, - я хочу рассказать тебе одну историю. В общем, так: представь, что ты живешь на берегу реки и в один прекрасный день на этом берегу появляется почтовая сумка.
5 Конечно, она падает не с неба, а ее выносит водой. Утонул почтальон! И вот эта сумка попадает в руки одной женщины, которая очень любит читать. А среди ее соседей есть мальчик, лет восьми, который очень любит слушать. И вот однажды она читает ему такое письмо: «Глубокоуважаемая Мария Васильевна...»
Катя вздрогнула и посмотрела на меня с изумлением.
- «...Спешу сообщить вам, что Иван Львович жив и здоров, - продолжал я быстро. - Четыре месяца тому назад я, согласно его предписаниям...»
И я, не переводя дыхания, прочитал письмо штурмана наизусть.
6 Я не останавливался, хотя Катя несколько раз брала меня за рукав с каким-то ужасом и удивлением.
- Ты видел это письмо? - спросила она и побледнела. - Он пишет об отце? - снова спросила она, как будто в этом могло быть какое-нибудь сомнение.
- Да. Но это еще не все!
И я рассказал ей о том, как тетя Даша однажды наткнулась на другое письмо, в котором говорилось о жизни корабля, затертого льдами и медленно двигающегося на север.
7 - «Друг мой, дорогая моя, родная Машенька...» - начал я наизусть и остановился.
Мурашки пробежали у меня по спине, горло перехватило, и я вдруг увидел перед собой, как во сне, мрачное, постаревшее лицо Марьи Васильевны, с мрачными, исподлобья, глазами. Она была вроде Кати, когда он писал ей это письмо, а Катя была маленькой девочкой, которая все дожидалась «письма от папы». Дождалась, наконец!
- Словом, вот, - сказал я и вынул из бокового кармана письма в компрессной бумаге.
8 - Садись и читай, а я пойду. Я вернусь, когда ты прочитаешь.
Разумеет я, я никуда не ушел. Я стоял под башней старца Мартына и смотрел на Катю все время, пока она читала. Мне было очень жаль ее, и в груди у меня все время становилось тепло, когда я думал о ней, - и холодно, когда я думал, как страшно ей читать эти письма. Я видел, как бессознательным движением она поправила волосы, мешавшие ей читать, и как встала со скамейки как будто для того, чтобы разобрать трудное слово.
9 Я прежде не знал - горе или радость получить такое письмо. Но теперь, глядя на нее, понял, что это - страшное горе! Я понял, что она никогда не теряла надежды! Тринадцать лег тому назад ее отец пропал без вести в полярных льдах, где нет ничего проще, как умереть от голода и от холода. Но для нее он умер только сейчас!
Когда я вернулся, у Кати были красные глаза, и она сидела на скамейке, опустив руки с письмами на колени.
10 - Замерзла? - спросил я, не зная, с чего начать разговор.
- Я не разобрала несколько слов... Вот эти: «Молю тебя...»
- Ах, вот эти! Здесь написано: «Молю тебя, не верь этому человеку...»
Вечером Катя была у нас в гостях, но мы ничего не говорили о старых письмах, - это было условленно заранее. Только тетя Даша не выдержала и рассказала историю утонувшего почтальона. Оказывается, он не случайно утонул, а утопился «по насердке любви», как она объяснила.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена