[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Маньяк
(5)       Используют 17 человек

Комментарии

Моя_Васька 13 июля 2012
маньяк. Как мог ты присовокупить сие безобразие к Антону Палычу. Я тебе этого не прощаю. Краснею за тебя изо всех сил, хулиган!!!
Написать тут
Описание:
И. Ю. Куберский «Маньяк» – это история безумца, черпающего свои эротические переживания в экстриме. Довесок до бронзовой книги - рассказ А.П. Чехова «Скрипка Ротшильда» (со 188-го отрывка).
Автор:
Всего_хорошего
Создан:
12 июля 2012 в 19:39 (текущая версия от 24 мая 2019 в 15:48)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
226 отрывков, 107271 символ
1 МАНЬЯК
У сих свадьбу творят, а у других мертвеца плачутся.
Изборник 1076 года
Ночь первая
Ровно в двенадцать ночи я начал спуск. В это время она заканчивала принимать ванну. Через минут пять она появится в своей спальне в шелковой золотистого цвета пижаме. Она сядет на круглый пуфик перед зеркалом и, пристально глядя на себя, будет расчесывать волосы с потемневшими от воды кончиками. У нее серьезное, почти строгое лицо, и видно, что мысли не отпускают ее.
2 В квартире она одна. Я узнал о ее существовании лишь неделю назад, и вот уже третий раз отправляюсь к ее окну. Сегодня воскресенье - вернее, уже понедельник. На стене я проведу час-полтора - завтра я работаю.
Этот дом я облюбовал прежде всего потому, что двумя стенами он обращен в парк, к деревьям, откуда в этот поздний час меня никто не увидит. Фонарей в парке нет. Ночь теплая, в ней еще слышится дыхание только что миновавшего августа, первой опавшей листвы.
3 Вообще, август и сентябрь - мои любимые месяцы, когда тепло и темно. Я жду их целый год, готовлюсь к ним, усовершенствуя свою технику. Я, конечно, могу бродить по стенам в любой сезон - холодной зимой и в слишком светлую пору весны и лета, но конец лета - начало осени - это для меня звездное время. Моей экипировке позавидует любой альпинист. На нее я трачу добрую часть зарплаты. Основное мое требование к ней - легкость, прочность и компактность.
4 Большая часть моих спусков или восхождений проходит без страховки. Мизерного заработка старшего библиографа, а я работаю в Государственной публичной библиотеке, на это, естественно, не хватило бы, и время от времени я подряжаюсь на различные высотные работы, когда хотят сэкономить на лесах: крашу стены, спускаясь на дощечке, кладу на высоте двенадцатого этажа отвалившуюся плитку, залезаю на проржавевшие купола церквей.
5 В городе меня в этом качестве знают и зовут, когда нужно. Но никто не знает о моем хобби.
Стена еще теплая. Потравливая лавсановую веревку, я спускаюсь в петле, пропущенной сквозь кольца на моем поясе. На стене у меня нет соперников - я тут хозяин. Но, как и в дикой природе, есть у меня и естественные враги - бомжи, живущие на чердаках и испытывающие какой-то патологический интерес ко всякого рода веревкам, да ночные балконные курильщики.
6 Поэтому стена с балконами и лоджиями для меня - зона повышенного риска.
Я невысокого роста - 167 см. Но Михаил Барышников еще ниже. Между прочим - это рост Пушкина, которого традиционно считают маленьким. Видимо, из-за Натальи Гончаровой, которая по тем временам была просто дылдой - 174 сантиметра. Я русый, широкоплечий, с узкой талией и легкими ногами. Руки - мое главное оружие. И еще - отсутствие страха высоты: для меня все равно, где жердочка, по которой надо пройти, - на земле или на высоте десятиэтажного дома.
7 В детстве я лучше и быстрее всех лазил по деревьям. Но больше всего я любил лазить по развалинам, в старых ремонтируемых домах... Однажды я чуть не погиб... Когда подо мной рухнул в пролет целый лестничный марш, и я чудом остался жив, зацепившись за перила лестничной площадки, повисшей на арматуре...
Два самых сильных и несбывшихся желания моего детства - быть невидимкой и уметь летать. Хождение в ночное время по вертикальной стене - это все, чем я смог заменить в подлунном, железобетонном мире свои золотые грезы.
8 Вот и ее окно - я приспускаюсь ниже, так чтобы моя шея была на уровне карниза и... утыкаюсь в тяжелую малиновую штору, которой она завесила всю ширину трехстворчатой рамы. В панике я быстро перебираю ногами, смещаясь к левой стороне, но там между косяком и краем шторы - лишь узкая щель, слишком далекая от меня, чтобы приникнуть и расширить угол обзора. Итак, сеанс окончен. Мне трудно пережить крайнее разочарование, и я готов стучать в стекло, открывать форточку, залезать на балкон...
9 Но, слава богу, у нее нет балкона - балконы здесь через два этажа, и можно только подивиться идиотизму архитектора, расположившего их так по своей эстетической прихоти. Впрочем, допускаю, что идиотов тут было два: он плюс экономист, или даже три - оба они плюс советская власть, которую я вспоминаю без ностальгии. Дом совковский, панельный, начала семидесятых, когда строили очень много и очень плохо, зачастую оставляя щели между панелями в палец или даже в руку толщиной, которые я по заказу жилконтор затыкаю паклей и замазываю до сих пор.
10 Зачем она зашторила окно - ведь за ним никого и ничего... кроме меня и тьмы. Чем мы ей помешали? Или сегодня она не одна? Кровь ударяет мне в голову. Как, по какому праву?! Как же я это упустил? Или надеялся, что она всю жизнь будет одна садиться перед зеркалом, а я, затаив дыхание, смотреть? Я перебираюсь к кухонному окну, но оно занавешено и темно. Я подтягиваюсь к открытой форточке на почти неслышно стрекочущем ручном подъемнике - хитрая система шестеренок позволяет почти не тратить при этом усилий - и жадно вдыхаю тихо веющий в лицо воздух женского жилья, пытаясь уловить в нем слабый аромат ее духов, растворенный в запахе кожи, влажного полотенца, только что обнимавшего ее, льнувшего к ней в самых сокровенных местах, или хотя бы мыла, которым дышит сейчас ее омытое свежее тело.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена