[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Аромат обмана
(0)       Использует 1 человек

Комментарии

Аромат 28 октября 2012
Написать тут
Описание:
Вера Копейко — «Аромат обмана» — любовный женский роман. Ева и Лилит, – они же подруги детства Евгения и Лиля. Теперь одна из них – самозваная «целительница», властительница тел и душ своих наивных и богатых пациентов – играет чужими судьбами. Но однажды Судьба сыграет уже с ней.
Автор:
Аромат
Создан:
28 октября 2012 в 11:55
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
817 отрывков, 355669 символов
1 Вера Копейко
Аромат обмана
Роман
1
– Тебе... Мне... Тебе... Мне... – бормотала Евгения, раскладывая по аккуратным стопкам зеленые бумажки. Светлые прямые волосы, закрывшие половину лица, подрагивали от быстрого дыхания.
– Ничто так не сближает друзей, как вместе заработанные деньги, – с легкой усмешкой заметила Ирина Андреевна.
– И честно поделенные, – уточнила Лилька, приподняв острый подбородок.
2 Она давно сидела вот так, вплотную придвинувшись к столу, покрытому тяжелой гобеленовой скатертью. Положив руку на руку, уткнувшись носом в эту конструкцию, Лилька неотрывно следила за движениями «вечной подруги».
Ирина Андреевна Карцева, мать Евгении, наблюдала за девушками с особенным нетерпением. Она дождалась момента, когда в руках дочери больше ничего не было, и спросила:
– Моя наука не подкачала, я правильно понимаю?
3 Если все это на самом деле ваше? – она кивнула на стол.
Дочь убрала волосы, повернула к ней розовое от удовольствия лицо:
– А чье же, по-твоему?
– Здорово разбогатели, – добродушно рассмеялась мать.
– Еще бы, – фыркнула Лилька, привычно-капризно скривив губы, яркие от помады. Она подняла голову, но руки со стола не убрала. Зачем, если ее доля денег лежит на скатерти. Она тоже повернулась к Ирине Андреевне, с усмешкой заметила: – Так, как мы, не потели в Древнем Египте или Древней Византии.
4 – Там было и без того жарко, как пишут историки, – улыбнулась Ирина Андреевна. – Кстати, ваши знакомые историки тоже про это пишут.
Евгения быстро кивнула, снова порозовев. Она понимала, о ком говорит мать. Лилька едва заметно поморщилась. Имени Кости, самого близкого друга Евгении, никто не произнес, но все понимали, о ком речь. Это он историк, он специалист по Древнему миру.
– Трудно пришлось? – с явным сочувствием спросила Ирина Андреевна, нарушая возникшую паузу.
5 – А как вы думаете? – в голосе Лильки прозвучало легкое возмущение. – Целый месяц прыгать вокруг полосатых тварей! Почти что спрашивать: не хотите ли морковки? А может, изюминку вместо нее? Как вам у нас после родного Мадагаскара? Внушать: есть сладкое – полезно. Оно даст вам энергию для победы. – Лилька фыркнула. – Знаете, сколько ночей мучилась Евгения? Переводила статьи какого-то австралийского придурка, помешанного на этих на-секомых.
6 – Лилька таким странным образом разделила привычное слово, что все трое расхохотались от неожиданного эффекта.
– Этих «секомых» ты готова высечь за капризы? – предположила Ирина Андреевна.
– Хуже, – буркнула Лилька. – Если бы не верила... – Она чуть-чуть отодвинулась от стола, шумно вздыхая. Ее высокая грудь, на которую всегда засматривались мужчины, поднялась еще выше. Она выдохнула – грудь опустилась: – Если бы не верила в вашу приманку, Ирина Андреевна, я бы точно что-нибудь сделала с этими тварями.
7 – Брось, – одернула ее Евгения. – Никакие они не твари, а очень интересные существа. Представляешь, мама, – она повернулась к Ирине Андреевне, – какие сообразительные. Вмиг научились отличать геркулес от тертых яблок. Точно так, как пишет австралиец. Оказывается, в стране кенгуру и коала – этот ученый автор на редкость банально называет свою страну, – она поморщилась, – сходят с ума от тараканьих бегов.
8 – Это не тараканы, а настоящие беговые лошади, – ворчала Лилька, не сводя глаз со стопки денег. Она постукивала пальцами рядом с ней. Ей давно хотелось положить их в сумку. – Восемь сантиметров длиной, а усы!..
Ирина Андреевна слушала, глядя то на дочь, то на ее подругу. В общем-то, Лилька не просто подруга дочери, а нечто большее. С самого рождения. Даже с предрождения... Ирина Андреевна наблюдала за ней так, как никогда и никто за Лилькой Решетниковой не следил.
9 На то есть причины...
– Вы мне ответьте наконец прямо и точно, – Карцева снова попыталась пробиться сквозь стену неприкрытого восторга, который у обеих выражался по-разному. У Лильки – ворчанием и деланным неудовольствием, у дочери – отчетливо, ясно, без кривлянья. – Ведь именно наука помогла выиграть забег вашим подопечным, а вам – получить эти деньги? – Она показала на стол.
– Вы требуете публичного признания собственной роли в нашей победе, доктор Карцева?
10 – сурово сведя брови, спросила Евгения. Она повернулась к Лильке, призывая ее тоже восстать. Подруга попробовала, но Лилькины ярко накрашенные губы не могли изобразить гримасу возмущения – мешал восторг.
– Не значит ли это, что мы обязаны поделиться с вами? – Евгения старалась придать голосу несвойственную ему строгость. Она нарочито медленно отодвигалась от стола, открывая взгляду матери деньги, которые на нем лежали.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена