[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Разговор в аду между Макиавелли и Монтескье.
(2)       Используют 8 человек

Комментарии

Ни одного комментария.
Написать тут
Описание:
Макиавелли (1469–1527) встречает в царстве теней Монтескье (1689–1755); на протяжении 25 вымышленных разговоров создатель книги «Государь» пытается убедить автора книги «Дух законов» в том, что ему было бы нетрудно подчинить насилию современного деспота правовое государство.
Автор:
Бэтмен
Создан:
5 февраля 2013 в 17:56
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
771 отрывок, 378604 символа
1 Разговор в аду между Макиавелли и Монтескье
Морис Жоли
Эта книга, впервые увидевшая свет в 1864 году, одна из редчайших и удивительных в мире. В художественной и легкодоступной форме она повествует об исторических, философских и мировоззренческих проблемах. Макиавелли (1469-1527), автор книги «Государь», встречает в царстве теней Монтескье (1689-1755), написавшего «Дух законов», и на протяжении 25 разговоров пытается убедить его в том, что ему как правителю, знающему изощренные методы захвата власти, было бы нетрудно подчинить насилию народ любого государства, основанного на институтах современной демократии.
2 Дух законов в демократическом государстве против злого духа в тоталитарном государстве - этот спор между политическими антиподами нисколько не утратил актуальности в наше время. 1948. Первое немецкое издание, в издательстве «Рихард Майнер», Гамбург, под названием «Разговоры в загробном царстве между Макиавелли и Монтескье». 1968. Сокращенное лицензионное немецкое издание под названием «Власть против разума» в «Дойче Ташенбух Ферлаг» с предисловием д-ра Иоахима Кристиана Хорна.
3 1979. Повторное издание 1948 г. с предисловием д-ра проф. Герберта Вайхмана. Предисловие к немецкому изданию 1979 г Дух законов в демократическом государстве против злого духа власти в государстве деспотическом - плодотворна и актуальна ли сегодня хоть в каком-то политическом отношении эта принципиальная дискуссия, изложенная в форме беседы между Макиавелли и Монтескье? Не хотелось бы положительно отвечать на этот вопрос в том смысле, в каком принято отвечать на него, рассматривая каждое историческое исследование как необходимый элемент понимания настоящего или прогнозирования будущего.
4 Положительный ответ возможен в ином смысле. Опубликованная Жоли в 1864 г. дискуссия между двумя политическими противниками, не имевшая места в действительности, но достоверно основанная на трактате Макиавелли «Государь» 1573 г. и посвященном философии права и науке о государстве труде Монтескье «Дух законов» 1748 г., не утратила и в наше время своей актуальности. Минувшие и самые современные процессы нашей политической обстановки дают еще больше оснований придавать огромнейшее значение дискуссии о добром или злом духе процессов развития в нынешних государственных структурах у нас или у наших соседей.
5 Прежде всего: дух деспотизма, персонифицированный в образе мышления и фигуре Макиавелли, жив и по сей день. В 1948 г., после появления книги на немецком рынке, мы еще могли успокаивать себя тем, что деспот не только, как говорит Макиавелли, за 20 лет может подчинить нацию тирании, но и тем, что его искусства править хватило лишь на 12 лет, а затем его сменила такая форма государства, в которой воскрес дух законов - точно так, как это логично доказывал своему оппоненту Монтескье.
6 Тем не менее, ни в коем случае не следует вместе с Гитлером отправлять в мусорное ведро дух тирании или возможность существования других деспотических государственных структур; напротив, они пока в полном здравии. Мысль о власти захватила умы некоторых наших соседей и представляет существенную угрозу для нас, немцев. Там и сегодня царят повсеместно могильный покой и диалектика диктатуры, лишь изредка нарушаемые голосами диссидентов и апеллированием к правам человека.
7 Слова и идеи, вкладываемые Жоли в уста Макиавелли, утонченная фальсификация понятий, апофеоз самоуправства, подрывные методы проникновения, сама политическая тактика Макиавелли являются неизменной составной частью политики некоторых граничащих с нами европейских государств, находящихся в непосредственной географической близости, не говоря уж о более удаленных странах. Политика разрядки, которую мы ведем в отношении этих государств, сама по себе необходима, однако она не в состоянии изменить ни образа мыслей тамошних жителей, ни их длительной духовной агрессии.
8 Может ли противостоять таким намерениям и их опасности возросшее понимание ценностей демократического правления, понимание необходимости укрепления и защиты демократических институтов в духе Монтескье? Когда в 1948 г. у нас появились «Разговоры...», мы переживали возрождение подлинно демократического сознания и активно работали над восстановлением свободы личности и основополагающих человеческих ценностей.
9 Этому соответствовала структура государства. Государство получало лишь ограниченную власть, и она осуществлялась институционно, в соответствии с принципом разделения властных функций, исполнительными, законодательными и независимыми судебными институтами. Свобода индивидуума с одной стороны и государства с другой ограничивалась конституцией. Теперь, тридцать лет спустя, можно задаться вопросом, соблюдаются ли эти границы и не обозначились ли недостатки первоначального устройства, делающие функционирование нашего институционного государства менее эффективным или по меньшей мере дискредитирующие его, что может привести к ослаблению государства, являющемуся, как о том говорил своему оппоненту Макиавелли, неизбежным этапом при переходе к абсолютизму.
10 В конце концов, в аргументации Монтескье главным совершенно очевидно являются не логика или убежденность в разумности правителей и подданных, а принцип надежды. В своем предисловии Жоли формулирует это следующим образом: «Но жива еще общественная совесть, и небо вмешается в один прекрасный день в игру, которая ведется против него». Ясно, что принцип надежды состоит в обращении истории к праву, но в разное время это обращение может привести и к хорошему, и к дурному, а сейчас целый ряд признаков свидетельствует о том, что в нашей демократической стране ведется игра с целью вытеснения прежнего демократического согласия, подчинения демократического порядка разного рода интересам, а также с целью парализовать способность принимать решения у призванных к тому исполнительных и законодательных властей.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена