[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
К востоку от Эдема
(5)       Используют 20 человек

Комментарии

Сударушка 21 марта 2019
И как раз сама книгу и наберу (редкий случай, вроде бы второй - после «Мастера и Маргариты»).
Уверена, что это будет весьма приятно!
Сударушка 21 марта 2019


Книга перезалита на более корректный вариант, деление на отрывки более логичное.
Т. к. роман залит не целиком, окончание дозалито отдельным словарем, ссылка в Инфо по словарю.

Приятного прочтения и набора!
opy 6 февраля 2013
Написать тут
Описание:
Джон Стейнбек «К востоку от Эдема» (пер. О. П. Сорока, Г. П. Злобин) ЧАСТЬ 1
Автор:
opy
Создан:
5 февраля 2013 в 23:50 (текущая версия от 23 мая 2019 в 18:28)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Информация:
Окончание романа

«Все, что я написал ранее, в известном смысле было лишь подготовкой к созданию этого романа», – говорил сам Джон Стейнбек о книге «К востоку от Эдема», причем с полным на то основанием: ему удалось создать один из главных литературных шедевров ХХ века.
Роман, спровоцировавший бурю возмущений консервативно настроенных критиков, надолго занял первое место среди национальных бестселлеров.
«К востоку от Эдема» (1952 г.) – книга о страстной любви и ненависти, об ошибках и преступлениях, о доверии и предательстве. В основе сюжета – история двух сыновей калифорнийца Адама Траска, своеобразных Каина и Авеля. Каждый из них ищет свой путь в этом мире и постоянно оказывается перед выбором: творить добро или зло, стать жертвой или безжалостным хищником…

Посвящение
скрытый текст…


Примечания
Содержание:
2249 отрывков, 1006229 символов
1 Джон Стейнбек
К ВОСТОКУ ОТ ЭДЕМА
ЧАСТЬ 1
Глава 1
1
Долина Салинас-Валли находится в северной Калифорнии. Лежит она между двумя цепями гор, и река Салинас, прежде чем влить свои воды в залив Монтерей, долго вьется и петляет по этой длинной и узкой полосе земли.
Я помню, какие названия носили здесь в пору моего детства травы и прятавшиеся среди них цветы. Помню, где водились лягушки; когда просыпались летом птицы; как пахли деревья и времена года, помню здешних людей, их лица, походку и даже запах.
2 Память хранит множество запахов.
Я помню, как легко и радостно устремлялись ввысь горы Габилан к востоку от долины: солнечные, ласковые, они словно звали скорее забраться на их теплые склоны, тебя тянуло туда, как на колени к маме. Горы Габилан манили, их бурая трава сулила заботу и нежность. А западные горы Санта-Лусия, отгораживающие долину от океана, стояли на фоне неба темной угрюмой грядой – эти горы были неприветливые, грозные.
3 То, что лежало на запад, вселяло в меня страх, зато я горячо любил все, что простиралось на восток. Объяснить такую странную предвзятость могу, пожалуй, лишь тем, что утро спускалось в долину с пиков Габилан, а ночь наползала с уступов Санта-Лусии. Я видел, где день рождается и где умирает – может быть, отсюда и разное отношение к двум горным хребтам.
С обеих сторон долины в реку стекали из каньонов ручьи.
4 В дождливые годы они превращались зимой в быстрые полноводные потоки, и река до того раздувалась, что порой, не умещаясь в берегах, гневно вскипала и принималась бушевать – ярость ее тогда бывала сокрушительной. Река обгрызала края усадеб и заливала поля; она опрокидывала дома, сараи, и они уплывали прочь, кренясь и подрагивая на волнах. Она ловила в свою западню коров, свиней, овец, топила их в мутной коричневой воде и уносила в океан. А потом, на исходе весны, река съеживалась, и проступали песчаные берега.
5 Летом же река исчезала вовсе. Лишь кое-где под высокими откосами на месте глубоких водоворотов оставались лужи. Вновь вырастали трава и камыши, распрямлялись ивы, присыпанные мусором отступившего паводка. Настоящей рекой Салинас бывал всего несколько месяцев в году. Летнее солнце загоняло его под землю. Да, река у нас была не из лучших, но другой-то не было, и потому мы все равно ею хвастались – вон как бесится в дождливые зимы, а уж как пересыхает в сухое лето! Ведь что у тебя есть, тем и хвастаешься.
6 И, может быть, чем меньше у тебя чего-нибудь, тем больше желание похвастаться.
В той своей части, что ниже предгорий, долина совсем ровная и плоская, потому что прежде здесь было дно морского залива. Устье Салинаса возле Мосс-Лендинга много веков назад было входом в лагуну, далеко вдававшуюся в сушу. Мой отец как-то раз взялся бурить колодец почти в самом центре долины. Бур прошел сквозь чернозем, сквозь гравий, а потом начался белый морской песок, в котором было множество ракушек и попадались даже кусочки китового уса.
7 Слой песка уходил в глубину на двадцать футов, за ним снова пошел чернозем, и вдруг бур уткнулся в красную древесину, в обломок неподвластной времени и гниению калифорнийской секвойи. Должно быть, прежде чем стать заливом, долина была лесом. И все эти превращения произошли прямо у нас под ногами. По ночам мне иногда чудилось, будто я слышу гул моря, а сквозь него – шум леса, того леса, что был здесь еще раньше, чем залив.
8 Долину покрывал толстый плодородный слой почвы. Достаточно было одной богатой дождями зимы, и земля взрывалась травами и цветами. Весенние цветы в такие годы были неправдоподобно красивы. Всю долину и холмы предгорий устилали ковры из люпинов и маков. Когда-то одна женщина объяснила мне, что, если добавить в букет несколько белых цветов, соседние цветы покажутся ярче, их краски станут определеннее. У синего люпина каждый лепесток оторочен белым, и оттого поля люпинов – это такая синь, что невозможно себе представить.
9 Среди этого синего моря брызгами рассыпались островки калифорнийских маков. Маки тоже обжигали глаз яростью: и не оранжевые, и не красные... такой цвет, наверно, был бы у сливок, снятых с чистого золота, будь оно жидкостью, наделенной свойствами молока. Отцветая, маки и люпины сменялись дикой горчицей, и ее стебли высоко вытягивались вверх. Когда мой дед только обосновался в долине, горчица здесь вырастала такой высокой, что по плечи скрывала всадника на лошади. Предгорья пестрели лютиками, мать-и-мачехой, анютиными глазками.
10 А еще позже на холмах выступали красные и оранжевые пятна пушистой ястребинки. Все эти цветы не боялись солнца и росли на открытых местах.
А под виргинскими дубами, прячась от света, курчавился в тени приятно пахнувший венерин волос, над водой с мшистых берегов свешивались перья пышных папоротников и золотарник. Еще в долине росли светлые колокольчики: кремовые, похожие на крохотные фонарики, хрупкие и стыдливые, они встречались очень редко, и в них было столько волшебства, что, найдя такое чудо, ребенок радовался и гордился целый день.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена