[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Григорий Горин. Тиль.
(0)       Используют 2 человека

Комментарии

Ни одного комментария.
Написать тут
Описание:
Пьеса по мотивам фламандского фольклора и романа Шарля де Костера (в 1974 году поставлена Марком Захаровым в Театре им. Ленинского комсомола).
Автор:
Бэтмен
Создан:
9 февраля 2013 в 09:44
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
270 отрывков, 116940 символов
1 Григорий Горин Тиль
Пролог
Дом угольщика Клааса. Клаас и Рыбник пьют пиво и играют в кости.
Посредине сцены – беременная Сооткин. Рядом на лавке Каталина рубит капусту.
Рыбник (бросает кости).Три – три...
Клаас. Нос подотри! (Бросает кости.) Пять и шесть!
Каталина (задумчиво). Я животных люблю... Коров, собак, птичек... Всем своим слабым сердцем люблю. Я скорей себе наврежу, чем им, беззащитным...
2 Рыбник (бросает кости). Три – три!...
Клаас. Нос подотри!
Рыбник. Ты уже говорил...
Клаас. А ты еще подотри...
Сооткин (вздохнула). О-ох!
Рыбник (обернувшисъ). Началось?
Каталина. Нет. Он еще спит, наш мальчик. Ему еще рано выходить на дорогу жизни.
Клаас. Когда ж соберется с силами этот шалопай? Сколько можно тянуть? Клянусь, если он сегодня не появится на свет, мне придется за ним слазить.
Рыбник.
3 Не торопись. Сегодня, завтра – какая разница?
Клаас. Нет, нет – сегодня! Этот майский день тысяча пятьсот двадцать шестого года меня вполне устраивает... Мне нужен сын, а Фландрии нужен герой. У греков есть Геракл, у англичан – Робин Руд, у испанцев – Дон Кихот, и только мы, фламандцы, за тысячи бессонных ночей не смогли сделать ни одного героя. Стыдно!
Рыбник. М-да, неловко как-то... А почему ты решил, что от тебя – и герой?!
Клаас.
4 Время подошло... И Каталине было видение.
Каталина. Сперва призраки косили людей... На их трупах палач плясал. Камень девять месяцев кровоточил, потом распался... Потом увидела: два младенца народились, один в Испании, принц Филипп, другой во Фландрии, сын Клааса, прозвище ему – Уленшпигель. Филипп станет палачом, а из Уленшпигеля выйдет великий балагур и проказник, и странствовать ему по белу свету, славя все доброе и прекрасное и над глупостью хохоча до упаду...
5 И весь свет он пройдет, и никогда не умрет, потому что он – дух Фландрии.
Клаас. Во как! Слыхал? А я назову его Тилем, Тильбертом, что в переводе означает «живой» или «подвижный». И сегодня же начнутся его славные приключения, если, конечно, мамаша Сооткин поднатужится!
Входит Палач с указом.
Палач. Указ императора. Будете слушать?
Клаас (равнодушно). Можно. (Дает кружку пива Палачу.)
Палач. Спасибо, а то совсем охрип...
6 Ну, слушайте! «Отныне всем и каждому возбраняется печатать, читать, хранить и распространять писания, книги и учения Мартина Лютера, Ионна Виклиха, Яна Гyca, Марсилия Падуанского, Эколомпадия...»
Клаас. Неужели и Эколомпадия тоже?
Палач. Да. И Эколомпадия... «...а также Франциска Ламберта, Юста Ионаса и Иона Пупериса...»
Клаас. И Иона Пупериса?... Нет! Как же так – не читать Иона Пупериса? Да я без Пупериса как без рук! Что-то, брат, ты напутал с Пуперисом...
7 Палач. Ничего я не напутал! На, читай сам!...
Клаас. Чего – читай?! Я неграмотный...
Палач. А неграмотный – на кой же тебе Пуперис?!
Клаас. Имя хорошее...
Палач. Не дури! Дальше самое интересное: «Лица же, впавшие в ересь или же закосневшие в таковой, подлежат сожжению, а какому именно – на медленном или на быстром огне, – это по усмотрению судьи. За прочие преступления дворяне подлежат сечению, крестьяне – повешению, а женщины – закапыванию в землю живьем... Доносчикам же его святейшее высочество выделяет треть всего принадлежавшего казненным...»
Рыбник.
8 Стоп, стоп! Это важный пункт... Что там насчет денег?
Палач. Доносчик получает треть имущества...
Рыбник. Интересно... (Встает, обходит дом, оглядывается.) А как вот, скажем, стол делить... или лошадь?
Клаас. Эй, Иост, ты решил сделаться доносчиком?
Рыбник. Ну, что значит – решил?... Такие вещи не решают, это приходит как-то само собой... по вдохновению.
Клаас. Подлый ты человек, рыбник...
Рыбник.
9 Да не я! Время такое, Клаас. Господи, да родись я в какой-нибудь ренессанс, я, может быть, музыку бы писал, мадонн разных. Но сейчас-то – инквизиция! Костры, плахи... Где ж тут талантливому человеку развернуться? Время такое...
Сооткин (вдруг хватается за живот, кричит). О-ох! О-ох!
Все вскочили с мест.
Клаас (радостно). Началось! Пришел час! Врешь, рыбник, время подлым не бывает – только люди. А время у нас веселое.
10 Время рождаться Тилю! (Обнимает живот жены.) Давай, мой мальчик: пробивай лбом дорожку. Заждались мы тебя, захирели ожидаючи... Давай. Свет! Музыка! Фландрия! Встречайте его... Все еще только начинается!...
Полный свет, музыка, песня.
Часть первая Дом Каталина
Город Дамме. Площадь Большого Базара перед зданием суда. Монах Корнелиус продает индульгенции.
Монах (заунывно). Купите индульгенции. Христиане, купите отпущение грехов своих! Это святая торговля.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена