[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Да будет так! В поисках идеальной криптовалюты (MO
(0)       Используют 0 человек

Комментарии

Ни одного комментария.
Написать тут
Описание:
Да будет так! В поисках идеальной криптовалюты (MON3)
Автор:
Pavl0
Создан:
6 декабря 2013 в 19:50 (текущая версия от 6 декабря 2013 в 19:50)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
33 отрывка, 16391 символ
1 В предыдущем материале я, на самом деле, совершенно не стремился доказать кому-либо из читателей, что криптовалюта — это бессмысленное начинание.
Нет, каждое следующее «рукотворное золото» так или иначе пытается учесть все те ошибки и противоречия, которые снедали предыдущее воплощение мировой валюты, но при этом часто и создаёт свои, новые, «как с иголочки» противоречия и ошибки, которые и губят в итоге очередного претендента на звание «виртуального короля золотой горы».
2 Вначале нам стоит ответить на вопрос: а для чего нам вообще нужна валюта? И что это такое за слово-то такое?
Слово «валюта» изначально происходит отнюдь не от наименования какой-то захудалой монеты, оно гораздо древнее итальянского словечка valuta, от которого оно произошло непосредственно.
Корнем «валюты» является латинское слово valere, которое означало «быть сильным, иметь возможность, стоить» и произошло, в свою очередь, от очень древнего, ещё пра-индоевропейского корня «вал», означавшего вообще очень простую и очень здравую мысль: «быть сильным».
3 Быть сильным. Без всяких там стоимостей, возможностей или мелких итальянских монеток.
Быть сильным — это фундаментальное, обязательное условие. Остальное всё уже вторично.
В части трезвой оценки силы любой валюты очень показательны слова одного из политиков прошлого.
В мае 1935 года министр иностранных дел Франции Пьер Лаваль обсуждал со Сталиным советско-французские отношения. В ходе беседы он попросил Сталина - «Могли бы ли Вы поощрять распространение религии и католицизма в России? Это бы так помогло мне с Папой Римским».
4 На что Сталин ответил просто: - «О! Папа! И сколько у него дивизий?»
Некоторые трактуют этот ответ Сталина, как непонимание Иосифом Виссарионовичем силы божьего слова по сравнению с силой холодного клинка. Мол, смотрите, сколько кесарей было в мире — а помнят-то его, единого бога.
На деле же Сталин был очень сведущ в вопросах богословия (бывший семинарист, как ни крути) и понимал простую истину: для каждого народа его единый бог — един и вездесущ.
5 Но у каждого народа он свой, личный.
Поэтому, конечно же, предложение Пьер Лаваля о «распространении католицизма в России» ничего, кроме улыбки и едкого замечания о количестве папских дивизий у Сталина вызвать не могло.
Поскольку представить себе приход католицизма на православную исторически Русь, да ещё и защищённую в 1935 году мощью коммунистической атеистической идеологии иначе, нежели на штыках, было невозможно.
6 А штыков и пушек у Папы-то и не было. О чём Иосиф Виссарионович и намекнул французскому посланнику.
Нет у вас силы, уважаемый.
Отсюда у нас и следует простой рецепт силы любой валюты. Сила валюты состоит из двух параметров: доверия к ней (вопрос веры) и силы в ней (количества дивизий, которые она может отмобилизовать для своего выживания).
При этом доверие укрепляет силу, а сила укрепляет доверие — бессмысленно насаждать тупой силой заведомо слабую и не пользующуюся доверием валюту, но столь же самонадеянно уповать лишь на то, что лишь доверие к устойчивому алгоритму шифрования может как-либо упрочить доверие к какой-то новомодной криптовалюте.
7 Валюта, как и любой виртуальный конструкт, нуждается в некоем «запасе прочности», который является внешним для её структуры.
Доверие и сила (дивизии) покупается валютой, по сути дела, на открытом рынке, за которой постоянно идёт незримая конкуренция.
Потому что количество дивизий, число людей, верующий в своего единого бога и площадь обитаемой суши всё же конечны, а вот валют можно, в принципе, сделать сколько угодно.
8 Были же в Гражданскую войну в России деньги у каждого города, ну а «уральские деньги» и украинские купоны, которые вырезали ножницами прямо в магазине, и вообще помнят уже даже мои современники:
В условиях слабости силы основной валюты и отсутствия доверия к ней все эти местные валютки и валютишки плодились, как грибы на зелёной лужайке, радуя будущих нумизматов и давая фактический материал историкам.
9 Как обеспечивается же сила валюты?
Могу сказать, что со времён хана Ибака, который и был изображён на лицевой стороне уральского франка, ситуация с обеспечением силы и доверия к валюте совершенно не изменилась.
Да теперь вместо зоркой городской стражи, которая раньше гоняла фальшивомонетчиков, в роли хранителей доверия выступают майнеры биткоина и алгоритмы криптовалюты — или же карающая длань Госбезопасности, водяные знаки и бдительность кассиров в супермаркета — но суть ситуации осталась такой же, как и была в XV веке.
10 Бессмысленно говорить о валюте, если у неё нет силы и нет доверия, внешнего по отношению к ней. Сама по себе валюта (даже в виде алгоритма криптошифрования) мертва и инертна: вокруг любой валюты необходимо собрать людей, которые будут её поддерживать, защищать, распространять и использовать в качестве денег.
Это и есть настоящая сила валюты. Товарищ Сергей Пантелеевич Мавроди, вот уже несколько раз начинавший проекты своих воровских псевдовалют, всегда прекрасно сёк фишку: заинтересуй людей, организуй массовку, а дальше уже ситуация покатится по накатанной колее — найдутся и агитаторы, которые скажут, что «всем всё платится», найдутся и боевики для защиты офиса, найдётся и толпа для демонстрации под органами местной власти, которые пытаются прикрыть твой воровской бизнес у себя на квартале.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена