X
Пользователь {{GameInvite.invite.invited_by.login}} приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
«Мастер и Маргарита»
(405)       Используют 2068 человек

Комментарии

Сударушка 8 апреля 2017



Ёфикация от Переборыча.

Текст книги теперь с абзацами и как можно более удобным разделением отрывков.
В информацию по словарю добавлена ссылка на файл с затекстовыми примечаниями и комментариями с указанием отрывков.

Приятного прочтения и набора!
Speed_King 25 августа 2015
Михаил Булгаков. Только кириллица: а-ё-я + 10зн. + 0-9 + тире. Чтобы лучше понять бессмертные строки Булгакова, роман стоит перечитать хотя бы дважды. (с)

"Шутка повторенная дважды становится понятней".
Мак-Кинли 1 августа 2015
Хорошее дело.
Goodlic 3 июня 2015
извиняюсь, проверил по печатному варианту - все верно.
Goodlic 3 июня 2015
215 отрывок. Надо полагать правильно: в КарИбском, а не КарАИбском море?
Brateevsky 15 апреля 2015
В 306-й отрывке должно быть:
Ты не похож на архиерея, Азазелло, — заметил кот, накладывая себе сосис[b]о[/b]к на тарелку.


Вместо сосисок - "сосисек". :)
виток 11 декабря 2014
Ruslan0505 21 ноября 2014
интересно :сколько человек здесь напечатали книгу целиком?
Судя по "Рекордам" 76 человек
Ruslan0505 10 декабря 2014
К сожалении попадаются отрывки которые что написать нужно в настройках изменить " отображать одну строку" - это не удобно
Ruslan0505 21 ноября 2014
интересно :сколько человек здесь напечатали книгу целиком?
Ruslan0505 8 октября 2014
Большое спасибо за книгу , ... 2 в одном и читаешь и учишься печатать!!!!!!
Написать тут Еще комментарии
Описание:
Михаил Булгаков. Только кириллица: а-ё-я + 10зн. + 0-9 + тире. Чтобы лучше понять бессмертные строки Булгакова, роман стоит перечитать хотя бы дважды. (с)
Автор:
Переборыч
Создан:
25 марта 2010 в 03:19 (текущая версия от 8 апреля 2017 в 09:33)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Информация:
Содержание:
1586 отрывков, 753600 символов
1 Михаил Булгаков
МАСТЕР И МАРГАРИТА
...так кто ж ты, наконец?
– Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо.
Гёте. Фауст
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГЛАВА 1. Никогда не разговаривайте с неизвестными
В час жаркого весеннего заката на Патриарших прудах появилось двое граждан. Первый из них – приблизительно сорокалетний, одетый в серенькую летнюю пару, – был маленького роста, темноволос, упитан, лыс, свою приличную шляпу пирожком нёс в руке, а аккуратно выбритое лицо его украшали сверхъестественных размеров очки в чёрной роговой оправе.
2 Второй – плечистый, рыжеватый, вихрастый молодой человек в заломленной на затылок клетчатой кепке – был в ковбойке, жёваных белых брюках и чёрных тапочках.
Первый был не кто иной, как Михаил Александрович Берлиоз, редактор толстого художественного журнала и председатель правления одной из крупнейших московских литературных ассоциаций, сокращённо именуемой Массолит, а молодой спутник его – поэт Иван Николаевич Понырев, пишущий под псевдонимом Бездомный.
3 Попав в тень чуть зеленеющих лип, писатели первым долгом бросились к пёстро раскрашенной будочке с надписью «Пиво и воды».
Да, следует отметить первую странность этого страшного майского вечера. Не только у будочки, но и во всей аллее, параллельной Малой Бронной улице, не оказалось ни одного человека. В тот час, когда уж, кажется, и сил не было дышать, когда солнце, раскалив Москву, в сухом тумане валилось куда-то за Садовое кольцо, – никто не пришёл под липы, никто не сел на скамейку, пуста была аллея.
4 – Дайте нарзану, – попросил Берлиоз.
– Нарзану нету, – ответила женщина в будочке и почему-то обиделась.
– Пиво есть? – сиплым голосом осведомился Бездомный.
– Пиво привезут к вечеру, – ответила женщина.
– А что есть? – спросил Берлиоз.
– Абрикосовая, только тёплая, – сказала женщина.
– Ну, давайте, давайте, давайте!..
Абрикосовая дала обильную жёлтую пену, и в воздухе запахло парикмахерской.
5 Напившись, литераторы немедленно начали икать, расплатились и уселись на скамейке лицом к пруду и спиной к Бронной.
Тут приключилась вторая странность, касающаяся одного Берлиоза. Он внезапно перестал икать, сердце его стукнуло и на мгновенье куда-то провалилось, потом вернулось, но с тупой иглой, засевшей в нём. Кроме того, Берлиоза охватил необоснованный, но столь сильный страх, что ему захотелось тотчас же бежать с Патриарших без оглядки.
6 Берлиоз тоскливо оглянулся, не понимая, что его напугало. Он побледнел, вытер лоб платком, подумал: «Что это со мной? Этого никогда не было... сердце шалит... я переутомился... Пожалуй, пора бросить всё к чёрту и в Кисловодск...»
И тут знойный воздух сгустился перед ним, и соткался из этого воздуха прозрачный гражданин престранного вида. На маленькой головке жокейский картузик, клетчатый кургузый воздушный же пиджачок....
7 Гражданин ростом в сажень, но в плечах узок, худ неимоверно, и физиономия, прошу заметить, глумливая.
Жизнь Берлиоза складывалась так, что к необыкновенным явлениям он не привык. Ещё более побледнев, он вытаращил глаза и в смятении подумал: «Этого не может быть!..»
Но это, увы, было, и длинный, сквозь которого видно, гражданин, не касаясь земли, качался перед ним и влево и вправо.
Тут ужас до того овладел Берлиозом, что он закрыл глаза.
8 А когда он их открыл, увидел, что всё кончилось, марево растворилось, клетчатый исчез, а заодно и тупая игла выскочила из сердца.
– Фу ты чёрт! – воскликнул редактор. – Ты знаешь, Иван, у меня сейчас едва удар от жары не сделался! Даже что-то вроде галлюцинации было... – он попытался усмехнуться, но в глазах его ещё прыгала тревога, и руки дрожали. Однако постепенно он успокоился, обмахнулся платком и, произнеся довольно бодро: «Ну-с, итак...» – повёл речь, прерванную питьём абрикосовой.
9 Речь эта, как впоследствии узнали, шла об Иисусе Христе. Дело в том, что редактор заказал поэту для очередной книжки журнала большую антирелигиозную поэму. Эту поэму Иван Николаевич сочинил, и в очень короткий срок, но, к сожалению, ею редактора нисколько не удовлетворил. Очертил Бездомный главное действующее лицо своей поэмы, то есть Иисуса, очень чёрными красками, и тем не менее всю поэму приходилось, по мнению редактора, писать заново. И вот теперь редактор читал поэту нечто вроде лекции об Иисусе, с тем чтобы подчеркнуть основную ошибку поэта.
10 Трудно сказать, что именно подвело Ивана Николаевича – изобразительная ли сила его таланта или полное незнакомство с вопросом, по которому он писал, – но Иисус у него получился, ну, совершенно живой, некогда существовавший Иисус, только, правда, снабжённый всеми отрицательными чертами Иисус.
Берлиоз же хотел доказать поэту, что главное не в том, каков был Иисус, плох ли, хорош ли, а в том, что Иисуса-то этого, как личности, вовсе не существовало на свете и что все рассказы о нём – простые выдумки, самый обыкновенный миф.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена