[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Бравый Солдат Швейк - III
(0)       Используют 11 человек

Комментарии

Ни одного комментария.
Написать тут
Описание:
Ярослав Гашек. Похождения Бравого Солдата Швейка. Часть Третья - ТОРЖЕСТВЕННАЯ ПОРКА
Автор:
olaolg
Создан:
до 15 июня 2009 (текущая версия от 4 апреля 2010 в 19:13)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
840 отрывков, 406643 символа
1 ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ТОРЖЕСТВЕННАЯ ПОРКА Глава I. ПО ВЕНГРИИ Наконец наступил момент, когда всех распихали по вагонам из расчета сорок два человека или восемь лошадей. Лошади, разумеется, ехали с большими удобствами, так как могли спать стоя. Впрочем, это не имело ровно никакого значения: воинский поезд вез новую партию людей в Галицию на убой. И все же, когда поезд тронулся, эти создания почувствовали некоторое облегчение.
2 Теперь хоть что-то определилось, до этого же момента была лишь мучительная неизвестность, паника и бесконечные волнения, когда отправят: сегодня, завтра или послезавтра? Многие испытывали чувство приговоренных к смерти, со страхом ожидающих прихода палача. Но вот палач пришел и наступает успокоение - наконец-то все кончится! Вероятно, поэтому один солдат орал точно помешанный: "Едем! Едем!" Старший писарь Ванек был безусловно прав, когда говорил Швейку, что торопиться нечего.
3 Прошло несколько дней, прежде чем солдаты разместились по вагонам. И все время не прекращались разговоры о консервах. Умудренный опытом Ванек заявил, что это фантазия. Какие там консервы! Полевая обедня - это еще куда ни шло. Ведь то же самое было с предыдущей маршевой ротой. Когда есть консервы, полевая обедня отпадает. В противном случае полевая обедня служит возмещением за консервы. И правда, вместо мясных консервов появился обер-фельдкурат Ибл, который "единым махом троих побивахом".
4 Он отслужил полевую обедню сразу для трех маршевых батальонов. Два из них он благословил на Сербию, а один- на Россию. При этом он произнес вдохновенную речь, материал для которой, как это не трудно было заметить, был почерпнут из военных календарей. Речь настолько взволновала всех, что по дороге в Мошон Швейк, вспоминая речь, сказал старшему писарю, ехавшему вместе с ним в вагоне, служившем импровизированной канцелярией: - Что ни говори, а это в самом деле будет шикарно.
5 Как он расписывал! "День начнет клониться к вечеру, солнце со своими золотыми лучами скроется за горы, а на поле брани будут слышны последние вздохи умирающих, ржание упавших коней, стоны раненых героев, плач и причитания жителей, у которых над головами загорятся крыши". Мне нравится, когда люди становятся идиотами в квадрате. Ванек в знак согласия кивнул головой: - Это было чертовски трогательно! - Это было красиво и поучительно,- назидательно сказал Швейк.- Я все прекрасно запомнил и, когда вернусь с войны, буду рассказывать об этом "У чаши".
6 Господин фельдкурат, когда нам это выкладывал, так раскорячился, что меня взял страх, как бы он не поскользнулся да не брякнулся на полевой алтарь, ведь он мог бы разбить себе башку о дароносицу. Он привел нам замечательный пример из истории нашей армии, когда в ней еще служил Радецкий. Тогда над полем брани с вечерней зарей сливался огонь пылавших амбаров. Он будто все это видел своими собственными глазами! В тот же день обер-фельдкурат Ибл попал в Вену, и еще один маршевый батальон прослушал ту же поучительную историю, о которой вспоминал Швейк и которая так сильно ему понравилась, что он с полным основанием окрестил ее "идиотизмом в квадрате".
7 - Дорогие солдаты,- ораторствовал фельдкурат Ибл,- представьте себе: сейчас сорок восьмой год и только что победоносно окончилась битва у Кустоццы. После десятичасового упорного боя итальянский король Альберт был вынужден уступить залитое кровью поле брани фельдмаршалу Радецкому - нашему "отцу солдатам", который на восемьдесят четвертом году своей жизни одержал столь блестящую победу. И вот, дорогие мои солдаты, на горе перед покоренной Кустоццей маститый полководец останавливает коня.
8 Его окружают преданные генералы. Серьезность момента овладевает всеми, ибо - солдаты! - неподалеку от фельдмаршала лежит воин, борющийся со смертью. Тяжело раненный на поле славы, с раздробленными членами, знаменосец Герт чувствует на себе взор фельдмаршала Радецкого. Превозмогая смертельную боль, доблестный знаменосец холодеющей рукою сжимает в восторге свою золотую медаль. При виде благородного фельдмаршала снова забилось его сердце, а изувеченное тело воспрянуло к жизни.
9 С нечеловеческим усилием умирающий попытался подползти к своему фельдмаршалу. "Не утруждай себя, мой доблестный воин!" - воскликнул фельдмаршал, сошел с коня и протянул ему руку. "Увы, господин фельдмаршал,- вздохнул умирающий воин,- у меня обе руки перебиты. Прошу вас только об одном. Скажите мне правду: победа за нами?" "За нами, милый брат мой,- ласково ответил фельдмаршал.- Как жаль, что твоя радость омрачена ранением".
10 "Да, высокочтимый вождь, со мною покончено",- слабеющим голосом вымолвил умирающий, приятно улыбаясь. "Хочешь пить?" - спросил Радецкий. "День был жаркий, господин фельдмаршал. Свыше тридцати градусов жары". Тогда Радецкий, взял у одного из своих адъютантов походную фляжку, подал ее умирающему. Последний одним большим глотком утолил свою жажду. "Да вознаградит вас бог за это сторицей!" - воскликнул он, пытаясь поцеловать руку своему полководцу.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена