[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Духовность как ответственность
(0)       Используют 2 человека

Комментарии

Ни одного комментария.
Написать тут
Описание:
Игумен Евмений "Духовность как ответственность"
Автор:
ChevyCorvette
Создан:
25 июля 2014 в 10:05 (текущая версия от 28 июля 2014 в 05:31)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
986 отрывков, 483684 символа
1 игумен Евмений
Духовность как ответственность
Быть ответственным означает отвечать за порученное и исполненное, и сполна рассчитываться за совершенное, уметь возмещать пропущенное и добровольно принимать наказание за неверно выполненное.
Эта работа — попытка поделиться опытом разрешения актуальной проблемы духовной жизни верующего человека — осознания ответственности за свою жизнь и различные ее проявления: духовные, душевные, телесные, материальные.
2 По мере ее написания возникали все новые и новые размышления. Жизнь вносила коррективы в уже написанное...
И не из теории, а больше из жизни родилась книга, которую Вы, дорогой читатель, держите в руках.
3 Предисловие
Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовершенствовавшись, будет всякий, как учитель его (Лк. 6, 40).
Духовническое служение — один из самых ответственных участков деятельности современного священника. Духовничество, пастырство — жизнь не для себя, а ради других, «чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5, 16).
Духовник смотрит на каждого человека, обратившегося за помощью и советом, как на лично присланного Христом, Положившим на сердце пришедшему обратиться именно к нему.
4 Призывая пастыря к служению, Бог возлагает на него определенную ответственность. Призванные к пастырству должны вести за собою Церковь, приводя ко Христу каждого конкретного человека. «Миссия духовника — привести человека ко Христу; когда же человек встретит Христа в своем личном опыте, священник должен отступить в тень и не заслонять собой Господа».
Но прежде исполнения этой задачи, нам нужно знать, кто же такой пастырь и каким образом он должен исполнить свое служение.
5 Митрополит Антоний Сурожский проводит раз-личие между тремя типами пастырства: священником, могущим совершать Богослужение и Таинства, но не несущим духовнического служения, священником, который является духовным руководителем людей, и старцем, имеющим особые благодатные дары, способным осуществлять духовническое служение на уровне, недоступном обычным священникам. Последних Сам Бог неизреченным образом умудряет сказать слово на пользу слушающих.
6 Большинство духовников нашего времени можно с уверенностью отнести ко второму типу. Именно им предстоит бережно вслушаться и услышать, как Сам Бог ведет человека по пути спасения, и стать когда указате-лем, когда дорожным посохом, а когда и спутником на этом пути, действуя очень осторожно, не заглушая своим голосом «глас хлада тонка».
Советы, которые дает духовник, должны быть, по мнению выдающегося современного богослова, архимандрита Софрония (Сахарова), не плодом рассуждения или житейской опытности, но результатом озарения Свыше: «Если людям, пришедшим к священнику с надеждой услышать от него ясно волю Божию, вместо того он даст указание, исходящее из его собственного рассуждения, могущего быть неугодным Богу, то тем самым бросит их на неверный путь и причинит вред».
7 Архимандрит Софроний считает также, что решающую роль в деле душепопечения играет не столько личность духовника, сколько то, с каким настроением, с какой мерой доверия приходит к нему тот или иной че-ловек...
Непростым, болезненным, но настойчивым опытом попыток вслушиваться и слышать этот Призывающий Голос, поиском возможностей не столько ведения конкретного человека к Богу, сколько актуализации его собственных душевных сил на это движение, рождалась эта книга.
8 По мнению маститых богословов многое в ней может показаться сырым, незрелым, возможно лишь потому, что все это еще слишком живое, слишком выстраданное, слишком пропитанное внутренней болью за нынешнее (наше!) поколение воцерковляющихся людей. Прошу вашего снисхождения, дорогой читатель, не судите мой труд слишком строго!
Однажды я узнал, что духовная жизнь подобна восхождению в горы. «Вот какая-то туристская группа подымается все выше и выше в горы. Сначала это лесистые тропки, ущелья очень красивые, дорога, а там, глядишь — альпийские луга, леса уже нет. Еще выше подымаешься, и попадаешь в ущелье, где нет никакой растительности, только низкорослые кустарники, травка небольшая и высокие снежные горы, с которых сползают ледники.
9 Из этих ледников берут начала реки. Доходишь до места, где обычно приют, и дальше на перевал нужно идти уже по снегу, лезть на ледник. А для этого необходимо иметь специальное снаряжение, ботинки, ледорубы, связки, инструктора совсем другого, уже не туриста, а альпиниста. И поэтому на таком рубиконе туристы останавливаются и уже дальше не идут. Дальше смертельно опасно, дальше другая катего-рия трудности.
10 Туристские прогулки на этом уровне заканчиваются. Скажем, до высоты две с половиной, три тысячи метров можно дойти такому туристу. А на четырехтысячную высоту никак не залезешь, если ты не альпинист. Туда не пускают, нельзя, а полезешь — убьешься.
Нечто подобное видно и в нашей церковной жизни. Наша церковная жизнь до определенной высоты доводит нас. Здесь мы с уверенностью бегаем, прыгаем, трудимся, что-то строим, устраиваем.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена