[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Поднятая целина
(3)       Использует 21 человек

Комментарии

Ни одного комментария.
Написать тут
Описание:
Михаил Шолохов «Поднятая целина»
Автор:
xcislav
Создан:
до 15 июня 2009 (текущая версия от 30 июля 2019 в 10:42)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Информация:
«Поднятая целина» – один из наиболее известных романов советской литературы. Это масштабное, исторически достоверное полотно об одном из самых сложных и трагичных эпизодов отечественной истории – коллективизации на Дону. На страницах романа – ожесточенная борьба, ломка судеб – и в то же время многогранная красочная жизнь, незабываемые герои и правдивый колоритный образ донской деревни.
В хутор Гремячий Лог по заданию партии приезжает коммунист Давыдов, готовый приступить к коллективизации. Его поддерживают председатель сельсовета Разметнов и секретарь партийной ячейки Нагульнов, однако местные жители не готовы к переменам...
Содержание:
2793 отрывка, 1330068 символов
1 Михаил Шолохов.
Поднятая целина
КНИГА ПЕРВАЯ
1
В конце января, овеянные первой оттепелью, хорошо пахнут вишневые сады.
В полдень где-нибудь в затишке (если пригревает солнце) грустный, чуть
внятный запах вишневой коры поднимается с пресной сыростью талого снега, с
могучим и древним духом проглянувшей из-под снега, из-под мертвой листвы
земли.
Тонкий многоцветный аромат устойчиво держится над садами до голубых
потемок, до поры, пока не просунется сквозь голызины ветвей крытый
прозеленью рог месяца, пока не кинут на снег жирующие зайцы опушенных
крапин следов...
2 А потом ветер принесет в сады со степного гребня тончайшее дыхание
опаленной морозами полыни, заглохнут дневные запахи и звуки, и по
чернобылу, по бурьянам, по выцветшей на стернях брице, по волнистым буграм
зяби неслышно, серой волчицей придет с востока ночь, - как следы, оставляя
за собой по степи выволочки сумеречных теней.
По крайнему в степи проулку январским вечером 1930 года Въехал в хутор
Гремячий Лог верховой.
3 Возле речки он остановил усталого, курчаво
заиневшего в пахах коня, спешился. Над чернью садов, тянувшихся по обеим
сторонам узкого проулка, над островами тополевых левад высоко стоял
ущербленный месяц. В проулке было темно и тихо. Где-то за речкой голосисто
подвывала собака, желтел огонек. Всадник жадно хватнул ноздрями морозный
воздух, не спеша снял перчатку, закурил, потом подтянул подпругу, сунул
пальцы под потник и, ощутив горячую, запотевшую конскую спину, ловко
вскинул в седло свое большое тело.
4 Мелкую, не замерзающую и зимой речушку
стал переезжать вброд. Конь, глухо звякая подковами по устилавшим дно
голышам, на ходу потянулся было пить, но всадник заторопил его, и конь,
екая селезенкой, выскочил на пологий берег.
Заслышав встречь себе говор и скрип полозьев, всадник снова остановил
коня. Тот на звук торожко двинул ушами, повернулся. Серебряный нагрудник и
окованная серебром высокая лука казачьего седла, попав под лучи месяца,
вдруг вспыхнули в темени проулка белым, разящим блеском.
5 Верховой кинул на
луку поводья, торопливо надел висевший до этого на плечах казачий башлык
верблюжьей шерсти, закутал лицо и поскакал машистой рысью. Миновав
подводу, он по-прежнему поехал шагом, но башлыка не снял.
Уж въехав в хутор, спросил у встречной женщины:
- А ну, скажи, тетка, где тут у вас Яков Островнов живет?
- Яков Лукич-то?
- Ну, да.
- А вот за тополем его курень, крытый черепицей, видите?
6 - Вижу. Спасибо.
Возле крытого черепицей просторного куреня спешился, ввел в калитку
коня и, тихо стукнув в окно рукоятью плети, позвал:
- Хозяин! Яков Лукич, выйди-ка на-час на минутку.
Без шапки, пиджак - внапашку, хозяин вышел на крыльцо; всматриваясь в
приезжего, сошел с порожков.
- Кого нелегкая принесла? - улыбаясь в седеющие усы, спросил он.
- Не угадаешь, Лукич? Ночевать пускай. Куда бы коня поставить в теплое?
7 - Нет, дорогой товарищ, не призначу. Вы не из рика будете? Не из
земотдела? Что-то угадываю... Голос ваш, сдается мне, будто знакомый...
Приезжий, морща бритые губы улыбкой, раздвинул башлык.
- Половцева помнишь?
И Яков Лукич вдруг испуганно озирнулся по сторонам, побледнел,
зашептал:
- Ваше благородие! Откель вас?.. Господин есаул!.. Лошадку мы зараз
определим... Мы в конюшню... Сколько лет-то минуло...
8 - Ну-ну, ты потише! Времени много прошло... Попонка есть у тебя? В доме
у тебя чужих никого нет?
Приезжий передал повод хозяину. Конь, лениво повинуясь движению чужой
руки, высоко задирая голову на вытянутой шее и устало волоча задние ноги,
пошел к конюшне. Он звонко стукнул копытом по деревянному настилу,
всхрапнул, почуяв обжитый запах чужой лошади. Рука чужого человека легла
на его храп, пальцы умело и бережно освободили натертые десны от пресного
железа удил, и конь благодарно припал к сену.
9 - Подпруги я ему отпустил, нехай постоит оседланный, а трошки охолонет
- тогда расседлаю, - говорил хозяин, заботливо накидывая на коня
нахолодавшую попонку. А сам, ощупав седловку, уже успел определить по
тому, как была затянута чересподушечная подпруга, как до отказу свободно
распущена соединяющая стременные ремни скошевка, что гость приехал
издалека и за этот день сделал немалый пробег.
- Зерно-то водится у тебя, Яков Лукич?
10 - Чуток есть. Напоим, дадим зернеца. Ну, пойдемте в куреня, как вас
теперича величать и не знаю... По-старому - отвык и вроде неудобно... -
неловко улыбался в темноте хозяин, хотя и знал, что улыбка, его не видна.
- Зови по имени-отчеству. Не забыл? - отвечал гость, первый выходя из
конюшни.
- Как можно! Всю германскую вместе сломали, и в эту пришлось... Я об
вас часто вспоминал, Александр Анисимович.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена