X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Свет разума. КВ-2018
(74)       Используют 274 человека

Комментарии

sav1 26 сентября 2018
Пастернак всегда такой, витеевато односложный? Невольно напоминает изложение в Прощай оружие Хэменгуэя, о чем был очень точный комментарий на альдебаране, но пропал после обновления сайта :/ К сожалению сложно его передать во всей своей красоте, но выглыдело примерно так:
Вечером, спустившись в город, я сидел у окна публичного дома, того, что для офицеров, в обществе приятеля и двух стаканов за бутылкой асти.
За окном падал снег.
Кошка хлопнула дверью.

Или вот такая прямая цитата:
– Ну, пошли, – сказал капитан. – Мы идти в бордель, а то закроют.
– Спокойной ночи, – сказал я священнику.
– Спокойной ночи, – сказал он.

Если с Хэменгуэем эти огрызки и надкусывания в изложении можно объяснить трудностью перевода, на который еще накладывается бедность получившегося русского языка. ТО что сказать про Пастернака?... Собственно, сказал)
sav1 18 августа 2018
Отрывок 317: Бунин - Маленький роман.
?
moiseenko200974 6 июня 2018
очень нравиться словарь
Сударушка 22 мая 2018
Novatin, что не до конца уловила твою мысль, то есть по твоему многие пишут именно так, как Пастернак в своем рассказе?
Вообще, в этом рассказе многое сказано между строк. И догонять мысль автора надо перечитав рассказ не набирая.

Ну, ты еще одноименный сборнику рассказ не читал, тоже выбивается из достаточно стройных (по твоему мнению).
К слову сказать, Шмелев неоднократно номинировался на Нобелевскую премию.
Novatin 22 мая 2018
Сударушка, за красотой слога можно потерять смысл. Многие ли из прочитавших или набравших текст могут сказать о чём он? Именно так некоторые пишут, когда вокруг роящийся муравейник из 30 сотрудников. Разговоры, крики, телефоны, смех, обед, я ничего не успел, ещё надо делать отчёт, а что я буду есть вечером, начальник косо посмотрел на меня, скоро лето. Тут уж не до формулирования своих мыслей.
Кто-то потерял ребёнка, в конце его нашли, но это не точно. Коридоры, комнаты, улицы, уставшие люди... Мысль бежит, как бы её догнать?

Рассказ несколько (я бы даже сказал сильно) выбивается из достаточно стройного ряда других произведений, вошедших в данный сборник.
Сударушка 21 мая 2018
Novatin, не знаю, может, при наборе ты не смог прочувствовать поэтичности образов Пастернака, но лично мне рассказ «Воздушные пути» показался одним из лучших в сборнике.
Едва прочитав в начале рассказа невероятно красивый фрагмент:
Туча окинула взглядом низкие запекшиеся жнивья. Они стлались до самого горизонта. Туча легко вскинулась на дыбы. Они простирались и дальше, за самые лагеря. Туча опустилась на передние ноги и, плавно перейдя через дорогу, бесшумно поползла вдоль четвертого рельса разъезда. Кусты, пообнажав головы, всей насыпью двинулись за ней. Они текли, кланяясь ей. Она им не отвечала. С дерева падали ягоды и гусеницы. Они отваливались, зачумев от жары и, втяпнувшись в нянин передник, переставали о чем-либо думать.

– влюбилась в рассказ бесповоротно!

А Горький и вправду молодец, на заре своей писательской карьеры задавался вопросом о мере ответственности писателя перед своим читателем. Изумительный рассказ!
Приведу пару цитат из него:
скрытый текст…

У нас с СереНат, когда мы читали сборник в марте, как раз была интересная дискуссия именно по поводу рассказов Пастернака и Горького.
Novatin 20 мая 2018
"Воображение только уж было перенесло комнату, увешанную картинами, уставленную шкапами, пальмами и бронзой, на один из проспектов былого Петербурга и стояло с полной пригоршней огоньков в вытянутой руке, чтобы прометнуть их во всю длину перспективы, как внезапно ударил телефон."

То чувство, когда набираешь текст, переведённый каким-нибудь Гугл переводчиком. И это не просто текстик, этот мрак длится целых 50 отрывков. Горький, конечно, тоже молодец со своим "Читателем", но Пастернак просто вне конкуренции.
Написать тут
Описание:
Сборник рассказов русских классиков: Тургенева, Лескова, Чехова, Куприна, Толстого, Бунина, Горького, Булгакова, Шмелева, Набокова и др.
Автор:
Сударушка
Создан:
28 февраля 2018 в 12:44 (текущая версия от 22 мая 2018 в 16:16)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Информация:
Книга из Библиотеки Книжного вызова 2018.



Содержание:
скрытый текст…

Примечания:
скрытый текст…


В рассказе «Читатель» Горьким применяется авторская пунктуация.
Содержание:
657 отрывков, 304218 символов
1 Тургенев Иван Сергеевич
Уездный лекарь
Однажды осенью, на возвратном пути с отъезжего поля, я простудился и занемог. К счастью, лихорадка застигла меня в уездном городе, в гостинице; я послал за доктором. Через полчаса явился уездный лекарь, человек небольшого роста, худенький и черноволосый. Он прописал мне обычное потогонное, велел приставить горчичник, весьма ловко запустил к себе под обшлаг пятирублевую бумажку, причем, однако, сухо кашлянул и глянул в сторону, и уже совсем было собрался отправиться восвояси, да как-то разговорился и остался.
2 Жар меня томил; я предвидел бессонную ночь и рад был поболтать с добрым человеком. Подали чай. Пустился мой доктор в разговоры. Малый он был неглупый, выражался бойко и довольно забавно. Странные дела случаются на свете: с иным человеком и долго живешь вместе и в дружественных отношениях находишься, а ни разу не заговоришь с ним откровенно, от души; с другим же едва познакомиться успеешь – глядь, либо ты ему, либо он тебе, словно на исповеди, всю подноготную и проболтал.
3 Не знаю, чем я заслужил доверенность моего нового приятеля, – только он, ни с того ни с сего, как говорится, «взял» да и рассказал мне довольно замечательный случай; а я вот и довожу теперь его рассказ до сведения благосклонного читателя. Я постараюсь выражаться словами лекаря.
– Вы не изволите знать, – начал он расслабленным и дрожащим голосом (таково действие беспримесного березовского табаку), – вы не изволите знать здешнего судью, Мылова, Павла Лукича?...
4 Не знаете... Ну, все равно. (Он откашлялся и протер глаза.) Вот, изволите видеть, дело было этак, как бы вам сказать – не солгать, в Великий пост, в самую ростепель. Сижу я у него, у нашего судьи, и играю в преферанс. Судья у нас хороший человек и в преферанс играть охотник. Вдруг (мой лекарь часто употреблял слово: вдруг) говорят мне: человек ваш вас спрашивает. Я говорю: что ему надобно? Говорят, записку принес, – должно быть, от больного. Подай, говорю, записку.
5 Так и есть: от больного... Ну, хорошо, – это, понимаете, наш хлеб... Да вот в чем дело: пишет ко мне помещица, вдова; говорит, дескать, дочь умирает, приезжайте, ради самого Господа Бога нашего, и лошади, дескать, за вами присланы. Ну, это еще все ничего... Да, живет-то она в двадцати верстах от города, а ночь на дворе, и дороги такие, что фа! Да и сама беднеющая, больше двух целковых ожидать тоже нельзя, и то еще сумнительно, а разве холстом придется попользоваться да крупицами какими-нибудь.
6 Однако долг, вы понимаете, прежде всего: человек умирает. Передаю вдруг карты непременному члену Каллиопину и отправляюсь домой. Гляжу: стоит тележчонка перед крыльцом; лошади крестьянские – пузатые-препузатые, шерсть на них – войлоко настоящее, и кучер, ради уваженья, без шапки сидит. Ну, думаю, видно, брат, господа-то твои не на золоте едят... Вы изволите смеяться, а я вам скажу: наш брат, бедный человек, все в соображенье принимай....
7 Коли кучер сидит князем, да шапки не ломает, да еще посмеивается из-под бороды, да кнутиком шевелит – смело бей на две депозитки! А тут, вижу, дело-то не тем пахнет. Однако, думаю, делать нечего: долг прежде всего. Захватываю самонужнейшие лекарства и отправляюсь. Поверите ли, едва дотащился. Дорога адская: ручьи, снег, грязь, водомоины, а там вдруг плотину прорвало – беда! Однако приезжаю. Домик маленький, соломой крыт. В окнах свет: знать, ждут. Вхожу. Навстречу мне старушка почтенная такая, в чепце.
8 «Спасите, – говорит, – умирает». Я говорю: «Не извольте беспокоиться... Где больная?» – «Вот сюда пожалуйте». Смотрю: комнатка чистенькая, в углу лампада, на постеле девица лет двадцати, в беспамятстве. Жаром от нее так и пышет, дышит тяжело – горячка. Тут же другие две девицы, сестры, – перепуганы, в слезах. «Вот, говорят, вчера была совершенно здорова и кушала с аппетитом; поутру сегодня жаловалась на голову, а к вечеру вдруг вот в каком положении...» Я опять-таки говорю: «Не извольте беспокоиться», – докторская, знаете, обязанность, – и приступил.
9 Кровь ей пустил, горчичники поставить велел, микстурку прописал. Между тем я гляжу на нее, гляжу, знаете, – ну, ей-Богу, не видал еще такого лица... красавица, одним словом! Жалость меня так и разбирает. Черты такие приятные, глаза... Вот, слава Богу, успокоилась; пот выступил, словно опомнилась; кругом поглядела, улыбнулась, рукой по лицу провела... Сестры к ней нагнулись, спрашивают: «Что с тобою?» – «Ничего», – говорит, да и отворотилась....
10 Гляжу – заснула. Ну, говорю, теперь следует больную в покое оставить. Вот мы все на цыпочках и вышли вон; горничная одна осталась на всякий случай. А в гостиной уж самовар на столе, и ямайский тут же стоит: в нашем деле без этого нельзя. Подали мне чай, просят остаться ночевать... Я согласился: куда теперь ехать! Старушка все охает. «Чего вы? – говорю. – Будет жива, не извольте беспокоиться, а лучше отдохните-ка сами: второй час».
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена