[{{mminutes}}:{{sseconds}}] X
Пользователь приглашает вас присоединиться к открытой игре игре с друзьями .
Хроники Эмбера 4
(4)       Используют 11 человек

Комментарии

Lelick 16 мая 2011
Кому не лень, и кому хочется, чтобы другие набирали этот текст с большим комфортом, сообщайте об ошибках либо здесь в комментариях, либо пишите в личку. Спасибо за поддержку!
Написать тут
Описание:
Роджер Желязны. Рука Оберона. Серия Хроники Эмбера, книга 4.
Автор:
Lelick
Создан:
16 февраля 2011 в 08:03 (текущая версия от 5 января 2014 в 14:51)
Публичный:
Да
Тип словаря:
Книга
Последовательные отрывки из загруженного файла.
Содержание:
675 отрывков, 306402 символа
1 Роджер Желязны. Хроники Эмбера. Книга четвертая. Рука Оберона.
1
Яркая вспышка озарения под стать этому особенному солнцу... И он был там... Красующийся на свету этого солнца узор, который я видел до сих пор только светящимся в темноте: Лабиринт. Великий Лабиринт Эмбера, наметанный на овальном уступе под странным небом-морем. И я знал, благодаря, наверное, тому внутри меня, что связывало нас, что этот должен быть настоящим.
2 А это означало, что Лабиринт в Эмбере был только парным его Отражением. А это означало, что и сам Эмбер был только Отражением, хотя и особенным, потому что Лабиринт не перенесся за пределы царства Эмбера, Ребмы и Тир-на-Ногта. И тогда, значит, место, куда мы прибыли, было, по закону первенства и конфигурации, настоящим Эмбером. Я повернулся к улыбающемуся Ганелону, с его плавившимся в безжалостном свете обликом и нечесаными волосами.
3 — Как ты узнал? – спросил я его.
— Ты же знаешь, Корвин, я очень хорошо угадываю, – ухмыльнулся он в бороду, – и я вспомнил все, что ты когда-либо рассказывал мне об Эмбере: как его Отражение и Отражение вашей борьбы отражаются на разных мирах. Я часто гадал, думая о Черной Дороге, не могло ли что-нибудь отбрасывать такое Отражение на сам Эмбер. И как я представлял себе, такое что-то должно было являться чем-то первоосновным, мощным и тайным.
4 – Он показал на сцену перед нами: – Вроде этого.
— Продолжай, – бросил я.
Выражение его лица изменилось, и он пожал плечами.
— Так, значит, должен был быть слой реальности более глубокий, чем ваш Эмбер, – объяснил он, – где и была сделана грязная работа. Ваш зверь покровитель привел нас к тому, что кажется именно таким местом, и это пятно выглядит именно, как грязная работа. Ты согласен со мной?
Я кивнул:
— Меня так ошеломила, скорее, твоя восприимчивость, чем сам вывод, – заметил я.
5 — Ты меня в этом обставил, – признался справа от меня Рэндом. – Но такое ощущение просочилось-таки, деликатно выражаясь, до моих печенок. Я почему-то верю, что там внизу и есть основа нашего мира.
— Посторонний наблюдатель может иногда лучше понять положение, чем тот, кто является частью его, – заметил Ганелон.
Рэндом взглянул на меня и обратил свое внимание обратно к этому зрелищу.
— Как ты думаешь, все снова изменится, если мы спустимся посмотреть вблизи?
6 – поинтересовался он.
— Есть только один способ выяснить это, – произнес я.
— Тогда, колонной по одному, – согласился Рэндом. – Я – первым.
— Ладно.
Рэндом направил своего коня направо, затем налево, снова направо, длинной серией подъемов и спусков, проведшей нас зигзагами через большую часть поверхности стены. Продолжая двигаться в том же порядке, который мы сохраняли весь день, я последовал за ним, а последним ехал Ганелон.
7 — Кажется, теперь достаточно стабильно, – крикнул впереди Рэндом.
— Пока.
— Ниже в скалах я вижу отверстие.
Я нагнулся вперед. На одном уровне с овальным плато находился вход в пещеру. Расположение его было таким, что, когда мы занимали позицию повыше, он был скрыт из поля зрения.
— Мы проедем довольно близко от него, – промолвил я.
— Быстро, осторожно и молча, – добавил Рэндом.
Он вынул шпагу. Я вытащил из ножен Грейсвандир, а в одном повороте позади и надо мной Ганелон обнажил свое оружие.
8 Мы не проехали мимо отверстия, а повернули еще раз налево, прежде, чем подъехали к нему. Мы двигались, однако, в десяти пятнадцати футах от него, и я заметил неприятный запах, который не смог опознать. Кони же, должно быть, разобрались лучше и были по натуре пессимистами, потому что они прижали уши к головам, раздули ноздри и издавали тревожные звуки, противясь поводьям. Они, однако, успокоились, как только мы сделали поворот и снова начали двигаться прочь от отверстия.
9 Они не страдали от приступов страха, пока мы не достигли конца нашего спуска и не направились к поврежденному Лабиринту. Они отказались приближаться к нему. Рэндом спешился. Он подошел к краю узора, остановился и пригляделся. Через некоторое время он, не оборачиваясь, проговорил:
— Из всего, что мы знаем, следует, что повреждение было преднамеренным.
— Кажется, так, – согласился я.
— Также очевидно, что нас привели сюда не без причины.
10 — Я бы сказал, что да.
— Тогда не требуется слишком большого воображения, чтобы сделать вывод, что цель нашего пребывания здесь – определить, как был поврежден Лабиринт и что можно сделать для его ремонта.
— Возможно. Каков же твой диагноз?
— Пока никакого.
Он двинулся вдоль периметра геометрической фигуры направо, где начинался эффект кляксы. Я бросил шпагу в ножны и приготовился спешиться. Ганелон протянул руку и взял меня за плечо.
 

Связаться
Выделить
Выделите фрагменты страницы, относящиеся к вашему сообщению
Скрыть сведения
Скрыть всю личную информацию
Отмена